C O N T I N U U M

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » C O N T I N U U M » Архив » С объектива на обложку


С объектива на обложку

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

С объектива на обложку

Дата: 18 апреля 2189 г.
Временной промежуток: 08:00-10:00
Место действия: Национальный театр
Краткое описание: Ранне утро. Репортер газеты Лондон+ спешит на встречу с управляющем Национального Театра, чтобы сделать пару снимков для будущей статьи.
Участники: Derian Mak-Alister, Sally Raise, Fantom.

0

2

Трость из черного дерева мерно ударялась о мраморные ступени парадной лестницы, по которой поднимался молодой мужчина в черном глухом сюртуке и с усталым лицом. Он хромал на правую ногу и что бы не слишком перекашиваться на сторону, опирался на трость. Руки с тонкими пальцами затянуты в тонкие лайковые перчатки, вообще на фоне служащих или охранников, мимо которых он недавно прошел, он выглядел по меньшей мере странно. Давно искусственные ткани вытеснили все натуральные, за непрактичностью. Но он упорно продолжал одеваться лишь в них, хотя приходилось тратить немалые деньги. И если приплюсовать сюда серебряные застежки на туфлях и сюртуке. то становилось ясно что это человек из высшего света. Даже если не обращать внимание на то что служащие учтиво склоняли голову в его присутствии. Не кланялись, ибо это было уже не принято, но возможно, будь на то воля Его Величества они бы продолжали перегибаться в поясе при виде любого наделенного властью.
Дериан улыбался им, но лишь для проформы, вежливо кивал самым старым работникам, с некоторыми останавливался поговорить, например с Сильвестро, 70 летним работником сцены, хорошо знавшего и предыдущего управляющего и его предшественника и являлся одним из самых уважаемых людей в театре. Он знал всех работников, всех актеров, вплоть до самой последней поломойки, в первые же дни своей работы в театре, еще драматургом, он познакомился с ними и это сильно помогло ему, когда он стал управляющим. Отдав шляпу и плащ гардеробщику, он лично открыл дверь большого зала и попросил что бы его не беспокоили, пока не придет журналистка. Сегодня еще эти чертовы журналисты выбили из него согласие на проведение фотосессии. Мало ему проблем еще и эти писаки. Дериан их откровенно недолюбливал и старался как можно меньше контактировать с ними. Слишком наглыми, слишком упрямыми, готовыми на все ради сенсации, даже если её придется выдумать самому. Мак-Алистер хорошо помнил какая шумиха поднялась, когда он стал управляющим. Что только о нем не писали, такое, что у него непроизвольно сжимались кулаки и стискивались зубы, но потом видимо получив по башке, они подали опровержение, заявив что проштрафившегося сотрудника уже уволили. Тем не менее горький осадок остался, никуда не делся и нелюбовь к журналистам то же. Закрыв за собой двери, Дериан шумно выдохнул и наконец выпрямился, перехватив трость за середину, нисколько не хромая прошел к средним рядам и сел на одно из кресел, закинув ноги на стоящее впереди и сладко потянулся. Открыв золотой портсигар, он достал тонкую сигару и миниатюрную гильотину, отрезав край, он с наслаждением прикурил. Откинув голову назад и выпустил струю вверх. Вообще то курить в зале было запрещено, но Дериану многое было позволено. Хоть он и не пользовался всеми преимуществами, считая их излишними. Некоторые приятные мелочи скрашивали его жизнь, такие как эта.
Закрыв глаза, он прикрыл рукой лицо, затянувшись и полностью расслабившись, он обратил взгляд на сцену, он был не один, заканчивалась репетиция его новой пьесы, и сейчас в самом разгаре последняя сцена, где главный герой наконец вонзает в грудь врага кинжал, тем самым восстанавливая справедливость, принцесса заламывает руки переживая гибель отца тирана, но все же отвечает взаимностью на чувства героя, занавес. Дериан зааплодировал. Ему нравилась эта сцена, пожалуй больше всех остальных и тем паче актеры молодые, он сам их отбирал и играли по настоящему здорово, пускай и без костюмов, но очарование моментом сохранялось, поэтому Дериан аплодировал искренне восхищенный талантом ребят, те смутились увидев управляющего и быстро поклонившись исчезли за опускающимся занавесом. Постепенно стихли их голоса и зал погрузился в приятный полумрак.

+2

3

Черт! Черт! Черт! – бурчала себе под нос светловолосая девушка, пробегая по ступенькам Национального театра, громко стуча каблучками по мрамору, вежливо, торопливо кивая выходящим навстречу сотрудникам. Сегодня был один из дней, когда Салли совсем не стоило бы опаздывать. Сегодня она должна была сделать пару снимков для завтрашней статьи самого известного, после королевской семьи, человека высшего общества, ни кого иного как, Дериана Игнасциуса Рональда Мак-Алистера!!
Мистер Мак-Алистер не очень любил журналистов, после истории с управлением Национального театра, в прессе была огромная шумиха. Репортеры, журналисты из разных журналов и газет буквально не давали мужчине проходу. В газетах печатались самые разнообразные сплетни, обрывки информации, случайно услышанные, подслушанные, нарочно выдуманные. В общем, полная неразбериха. Но только не в газете Лондон+. Мистер Харрисон, главный редактор газеты, не был настолько глуп. Он решил повременить с «горячими сенсациями» и ничего не печатать о новом управляющем театра, пока не убедиться сам в достоверности информации. Что, конечно же пошло на пользу – никаких скандалов и разбирательств в суде...
  И вот, благодаря такому ходу конем Мистера Харрисона, через несколько лет после этих событий, в газете Лондон+  будет опубликована настоящая, полноценная статья о молодом управляющем королевского Национального театра на несколько страниц. Конечно, дело касательно снимков доверили Рейс младшей, которая должна была отнестись к заданию со всей ответственностью и профессионализмом.  Можно было понять какие проблемы у такого влиятельного человека со свободным временем, поэтому редакция газеты была рада любому предложенному времени и назначенному месту. В конечном итоге фотосессия была назначена на 7:30 утра в самом здании театра.
Черт! – Салли протиснулась мимо охранного терминала, приложив магнитный пропуск «Пресса».
Конечно, девушка готовилась к сегодняшнему утру с вечера. Настроила аппарат, зарядила аккумулятор, протерла объектив, поставила будильник.  Но, похоже, у утра были свои собственные планы, относительно девушки. Во-первых, будильник прозвенел на 15 минут позже установленного времени. Во-вторых, проснувшись от громко орущей техники, Салли обнаружила, что оказалась в плену собственного пододеяльника, который в прямом смысле завязался морским узлом вокруг стройных ножек сонной особы. Самостоятельно избавиться от ужасных пут конечно же не получилось, поэтому пришлось звать на помощь старшую сестру, пронзительным ором на всю квартиру.
В общем, нет ничего удивительного в том, что Рейс опаздывала. Едва не швырнув ветровку, состоящую из элементов настоящий кожи, гардеробщику, Салли поспешила к большому залу, где ее собственно и должен был ждать управляющий, по пути поправляя слегка растрепанную прическу. Отдернув складки на одежде, девушка зашла в большой зал. Зал находился в приятном для глаз полумраке, от которого сразу же захотелось спать в столь раннее утро. Не смотря на это,  Рейс тут же разглядела мужчину, что сидел в среднем ряду и курил сигару. Безусловно, это и был управляющий. Сделав тяжелый вздох, девушка направилась к средним рядам.
- Доброе утро, Мистер Мак-Алистер, я Салли Рейс из газеты Лондон плюс  - вежливо поприветствовала девушка мужчину, подойдя поближе, представившись.
- Я думаю, Вы знаете для чего я приехала, так что, давайте, не будем тратить в пустую ваше и мое время, и с вашего же позволения сразу же приступим к делу – уверенным голосом, профессионала, знающего свое дело, заявила Салли, доставая компактную камеру, Английского производства, из чехла. 
Ensign Ranger была маленькой гордостью Рейс, которую она могла спокойно доставать из сумки на публике, в отличие от остальных камер, что хранились у них с сестрой дома. Это маленькая камера была удобна своей практичностью, снимки сразу же можно было отправить редакцию, причем уже в обработонном виде, благодаря программному обеспечению, что было заложено в аппарате. Камера стоила двух гонораров  Салли плюс зарплата, но по мнению девушки, она того стоила. Тем более они с сестрой могли себе позволить такие растраты и при этом не голодать.
- Может нам выбрать более светлое помещение? – предложила Рейс, наведя объектив на мужчину.

+1

4

На сцену, перед занавесом, вышла уже не молодая пара, он их прекрасно знал, они сегодня вечером будут играть главные роли в Магбет, заметив его, они коротко кивнули, как старому знакомому, их талант позволял им такое панибратское отношение к управляющему. И они это знали. И он это знал. Поэтому все было привычно, они всегда выступали ранним утром, именно выступали а не репетировали, и знали что у них будет зритель. Почти всегда в это время Дериан был в зале. Ему нравилась их игра. В ней почти не было фальши и лжи, почти. Они словно срастались со своими масками играя самих себя, если бы они были бы героями этой драмы, а не актерами играющими роли. Не многие так умели, совсем не многие. Дериан не умел. Хотел, но у него не получалось так цеплять на себя маску, полностью вживаясь в роль надуманную, а не ту которая сама собой разумеется, как в жизни. Ведь все носят маски. Всегда и везде. Так было и так будет. Человек как капуста. Сам по себе мал и тощ, словно кочерыжка, но каждая роль которую он отыграл в безумном театре абсурда, именуемым жизнью оставляет свой слой, обертывая то малое, чем человек является на самом деле. Вот родившийся ребенок, он именно та кочерыжка, вот ему дают имя, и появляется первый слой, тонкий, почти незаметный, но уже есть, и каждый новый уровень жизни оставляет этот слой. К старости он начинает путаться в своих слоях, они становятся ему в тягость и тогда он понимает что жизнь окончена, наступает финальный акт его спектакля. Узкий росчерк света прорезал полумрак, он поморщился, ему неприятен этот контраст, слишком резкий, слишком напоминающий о том, что за этими дверьми есть что-то другое кроме сцены и этой пары. Но как и любой другой человек, он жестом фокусника выуживает из кармана маску и небрежным жестом одевает, вот и сейчас, он уже был не самим собой, а всего лишь управляющим...
-Доброе утро мисс Райс, вы опаздываете,- со вздохом он опустил ноги и взяв трость с трудом поднялся, неловко опираясь на левую ногу, повернулся к девушке.
Он оглядел скептически девушку с ног до головы, именно снизу вверх, не ощупывающим а оценивающим взглядом, в котором не было ничего, кроме уважительной оценки её, как профессионала.
-Знаете,- он усмехнулся,- мне всегда казалось что чем профессиональней фотограф, тем больше у него эта штуковина,- он кивнул на фотоаппарат в руках девушки,- обычно ко мне приходят некие люди неопределенной наружности, с такими балберками, да еще целым тюком за спиной, с торчащими оттуда штативами, распорками и подставками. Странно видеть в ваших руках, настолько миниатюрную модель.
Он направился опираясь на трость по проходу между креслами к выходу, кивком пригласив девушку следовать за собой.
-Вы правы, вспышка будет отвлекать актеров, а мне бы этого не хотелось. Они гармоничны в паре, и даже мое присутствие вносит дисбаланс между ними, так что думаю нам стоит выбрать другое место. Из самых светлых, я могу предложить малый зал, там свет всегда включен, но он сейчас в несколько неопрятном состоянии, так что считаю нужным пригласить вас в мой кабинет, или если вам будет удобней пройти в главное фойе. Люди любят, когда вокруг них все сверкает и блещет роскошью, он подходит для этого как нельзя лучше.
Мерное постукивание по мраморным ступеням, вывело их в фойе и Дериан повернулся к ней, так и не выпустив сигару изо рта, он вздохнул и в который раз ворчливо подумал, что опять стоит ждать всяких небылиц про него и... ну дальше список стремился к бесконечности. Он уже привык к этому. Журналисты не слишком любили тех, кто стоял выше них, поэтому всячески стремились прыгнуть повыше,при этом желательно втоптать оппонента поглубже. От этого так же никуда не денешься, это свойство человека, в целом ну и конечно журналистов в частности.
-Но давайте немного повременим с фотографией, на улице зябко и тем более в это неприветливое утро.- Дериан кивнул пожилой буфетчице,- Мериам, будь любезна, сделай два кофе мне и мисс Райс, мне как всегда, а мисс Райс пожалуй ирландский глиссе, заранее благодарю.
Что было пожалуй самым забавным фактом, профессионалы в своем деле, обретали способность исчезать мгновенно и бесшумно, и уже спустя пару минут появляться с выполненным заказом. Это относилось и к Мериам. Действительно через три минуты она появилась с подносом, не задавая уточняющих вопросов, принести ли сюда и ли подать в кабинет. Все привыкли что Дериан четко определяет свои распоряжения, если бы он сказал в кабинет, то в кабинет, а раз нет, то принести следует сюда. Кроме двух чашек на подносе было небольшое блюдечко с медом, полоски сыра и свежие булочки, еще горячие. поставив все это на небольшой столик в углу фойе, в принципе предназначенном для сумок, она удалилась, оставив пару наедине. В эти ранние часы, официальная часть театра была пустынна и безлюдно, так что им никто не мог помешать.

0

5

Девушка искренне улыбнулась мужчине в ответ на его слова о профессионализме фотографа.
- Мистер Мак-Алистер вас явно все это время обманывали, ведь настоящий профессиональный фотограф тот, кто способен создавать великолепные фотографии даже благодаря обычной "мыльницы". Вам сегодня повязло, перед вами как раз один из таких фотографов - Салли кокетливо подмигнула управляющему - А что касается этой миниатюрной модели, то вы явно ее недооцениваете. Знаете, как в пословице - "Мал, да удал". Это явно про эту малышку - Рейс охотно продемонстрировала Алистеру фотоаппарат в своих руках, но вскоре все же опомнилась, предположив, что мужчине это совершенно не интересно - В общем довретесь мне, Мистер Мак-Алистер, я обещаю вам, что ваши фотографии будут изумительными. Если я не исполню свое обещание, то вы можете спокойной написать на меня жалобу в нашу редакцию и требовать моего увольнения.
Салли послушно последовала за мужчиной, временно отложив камеру, обратив внимание на сцену, после его слов. Да, отвлекать актеров Рейс совершенно не хотелось. У самой девушки была жуткая боязнь сцены с самого детства, поэтому она с уважением относилась к актерам и к их работе, поражаясь их храбрости, уверенности в себе и огромной отдачи зрителям. Рейс выступала публично всего раз, еще в школьное время, ей нужно было зачитать свой доклад по природоведению перед всем классом. Это была сущая каторга для нее, и хотя доклад был просто чудесным, а сестра перед выступлением ее всячески подбодряла, девушка все равно безумно нервничала. Читая она все время запиналась, краснела, глотала слова, отвлекалась на смех одноклассников..В общем впечатлений хватило на всю жизнь, и больше Салли публично ни перед кем не выступала.
- Думаю, что ваш бы кабинет был бы лучшим вариантом - задумчиво ответила девушка, продолжая следовать за управляющим - Может люди и любят все блестящие, но согласитесь, мы же публикуем статью именно о вас, и людям хотелось бы видеть вас настоящего. Было бы несправедливо предоставить им очередную небылицу, ведь насколько я знаю, в статье основывались лишь на настоящих фактах, узнанных лично от вас, благодаря интервью.
Пройдя в холл, Салли остановилась рядом с мужчиной, смущенно пожав плечами, в ответ на предложение повременить с фотосессией.
- Если у вас на это есть время, то пожайлуста - вежливо ответила девушка - Лично я совершенно никуда не тороплюсь, так что с удовольствием составлю вам компанию.
Пока мужчина отдавал распоряжения пожилой даме, Рейс позволила себе оглядеться по сторонам. Ей здесь очень нравилось. Девушка вообще была неравнодушна к старым зданиям, в их стенах было скрыто столько тайн, у каждого была своя отдельная, неповторимая история. Но особенно ей по душе был именно Национальный театр. Это здание впечатлило Салли, когда та была еще ребенком и впервые пришла с родителями и сестрой на постановку Шекспира. Она буквально  влюбилась  в эти огромные колонны, мраморный пол.. Не каждое здание может похвастаться своей историей, многим зданиям в Лондоне пришлось подстраиваться под время, чтобы выжить.  Многие из них были перестроены и стали использоваться совершенно в других целях, чем раньше. Но только не Национальный театр. Это здание вместе со всем своим великолепием оказалось непоколебимым для времени, а иногда создается впечатление будто это само время  подстраивается под театр. Завораживающие ощущение..
Девушка настолько окунулась в свои впечатления, что даже не успела заметить, как пожилая дама уже успела выполнить требования мужчины, поставив поднос вместе с кофе и булочками, на небольшой столик в углу.
- Жаль, что стены не умеют говорить – с придыханием заявила Рейс, проведя рукой  вдоль стены возле двери в большой зал – Вы так не считаете? – Салли повернулась в сторону мужчины, с интересом посмотрев на него.

+1

6

-Знаете,- он усмехнулся,- мне не помешали и хорошие фотографии написать жалобу, так что все зависит не от вас, а от ваших коллег, кто будет подбирать текстовую информацию под эти снимки.- он указал тростью на фотоаппарат. Так что я не думаю что буду писать жалобу лично на вас, но вот на ваших коллег не исключено,- он помолчал взяв кружку и с ленцой добавил,- да, Его величество обещал отрубить руки тому кто напишет про меня какую-нибудь пакость...
Он вздохнул и откинулся на спинку стула, вытянув больную ногу, и поставив трость около стола, прислонив набалдашником к столешнице, аккуратно снял перчатки и протянул руку к булочке, поморщившись откусил небольшой кусочек и осторожно отпил из кружки.
-Вы не задумывались почему люди так любят писать небылицы про других людей, пускай и несколько известных, мне это кажется странным. Будто они так стремятся самоутвердиться, крича вот смотрите, он делает это это это, а я нет, я его раскусил и всем расскажу. Я не понимаю этого, выставлять напоказ чужую жизнь и чужие проблемы. Но похоже это их единственный способ заработка, потому что более они ничего не умеют и не хотят учиться. Заметьте, я не отношу фотографов к остальным журналистам. Они делают то что им говорят, фотографируют, если это конечно фотограф, а не папарацци, вы ведь не из них надеюсь?
Он откинулся полностью на спинку стула и прикрыл глаза, помаленьку отпивая из кружки, более не прикасаясь к булочке, словно наелся тем самым крохотным куском, что откусил в первый раз. Он задумчиво рассматривал девушку из под полуприкрытых век, размышляя почему прислали именно её, нет он не в чем не подозревал, просто постоянно искал причину, почему это сделал именно этот человек а не кто-то другой, и так далее.
-Да,- наконец подал голос он, поставив пустую чашку на поднос.- можно перейти и в кабинет, но там нет того, чего жаждут ваши читатели, я не люблю кричащую роскошь, поэтому платиновых кружек и ложек из белого золота вы врят ли увидите,- Дериан усмехнулся и поднялся опершись рукой на стену.- Стены умеют говорить и порой даже лучше чем люди, а что бы их услышать надо перейти на их язык. Язык камня, они могут рассказать очень занимательную историю. Дериан опираясь на трость подошел к одной из колонн и провел по гладкой поверхности на которой был заметен небольшой скол,- например этот след оставлен осколком гранаты во время ранних беспорядков, а многие выбоины на внешнем фасаде, от бомбежек немцев в далеком 20 веке. Но можно идти еще глубже, разный камень, можно сказать откуда его привезли, какие мастера над ним работали, какие художники раскрашивали стены и делали мозаики, многое, очень многое можно узнать от этих молчаливых стен, на первый взгляд молчаливых.
Он обернулся и снова смерил девушку взглядом снизу вверх. После чего отвернулся и опираясь на стрость направился в дальнее крыло, приглашая рукой проследовать за ним.
-Видите ли,- произнес он,- я могу долго сидеть разглагольствовать о многом, но я не спал эту ночь, поэтому хотел бы закончить побыстрее, раз вы отдохнули с дороги, то пройдемте в мой кабинет.
Шел он быстро для своего состояния, при ходьбе постукивая тростью о мраморный пол, не оглядываясь. полностью уверенный что девушка идет за ним. Отперев небольшую дверь со скромной табличкой: Директор, Дериан впустил девушку и вошел следом, обойдя её и отодвинув кресло сел, указав рукой на кресло перед столом, в кабинете царил уютный беспорядок.
Не было перевернутых стульев и так далее, но некоторые вещи явно были просто положены на первое попавшееся место, именно положены. Не брошены. Кабинет был небольшой, метров двадцать квадратных, пол застелен коврами, правая стена заставлена высокими шкафами с книгами, забранными стеклянными дверцами, за которыми угадывались томики и Шекспира и Дюма и Лопе Де Вега и многих других, напротив стена то же была в шкафах, но заставлена папками, с подписанными фамилиями или названиями, напротив двери стол, массивный, викторианской эпохи и такое же мягкое кресло. На самом столе стопки исписанных бумаг, малахитовая чернильница и тяжелое старинное пресс папье, кроме того, вечный двигатель в виде шариков и небольшой желтый конверт, увидев который Дериан изумленно приподнял бровь и извинившись взял конверт. Обратного адреса не было, а его адрес был написан корявым почерком. Вскрыв его, Мак-Алистер вытряхнул сложенный в двое обычный лист бумаги с текстом, написанным таким же корявым почерком, хмыкнув он прочел вслух.
-Уважаемый мастер Дериан, рад вам сообщить, что буду присутствовать на вашем спектакле, надеюсь вы оставите для меня место. Ваш поклонник Фантом.
Положив лист на стол, он сцепил руки подперев ими подбородок и задумчиво пробормотал:
-Ничего не понимаю.
===>>> Кабинет директора.

Отредактировано Derian Mak-Alister (2011-04-23 22:11:15)

+2

7

---> Холл.

- Я уверена в своих коллегах, также как и в себе. Сотрудники Лондон + не гоняются за лживыми сенсациями не в виде репортеров и уж тем более не в виде журналистов. Весь наш коллектив, включая главного редактора, сторонники «старой» школы, Мистер  Мак- Алистер – вежливо возразила девушка на заявления управляющего, подходя к столику - Так что я думаю вы останетесь довольны работой наших сотрудников, а его Величеству не придется подписывать приговоры по отрубанию рук.
Салли  присела на еще один стул, стоящий через столик напротив стула на который сел управляющий. На подносе вместе с кофе были свежеиспеченные булочки, скорей всего самостоятельного приготовления, а не полуфабрикаты, так как от них исходил такой одурманивающий аромат, что у девушки снова разыгрался аппетит, хотя она перекусила, выходя из дома. Сладковатый запах так манил, что у репортерши едва не потекли слюнки.
Рейс заботливо убрала волосы за плечи, чтобы хоть немного придерживаться правилам этикета и не макать кончики волос в кофе. Обычно девушка собирала их в высокий хвост или пучок, а иногда просила сестру заплести косичку, в общем, сделать с волосами что-нибудь, лишь бы они не лезли в объектив на ветру, когда съемки приходилось делать на улице.  Но сегодня, так как Салли проспала, ей некогда было возиться с прической, а просить сестру было просто неудобно, Соня и так ей очень помогла в освобождении из пододеяльника. Да и тем более Рейс младшей показалось, что ее сестра тоже куда то торопилась.
Интересно куда…. – заинтересованно подумала девушка, аккуратно надкусив булочку. Во рту сразу же стало сладко, живот восторженно заурчал, и репортерша едва себя сдержала, чтобы не запихнуть в рот всю булку целиком.
- Что вы, что вы, безусловно, нет – торопливо ответила Салли на вопрос о папарацци, осторожно взяв горячую кружку в руки -  Хотя знаете, на счет самоутверждения  журналистов я не спешу с вами согласиться.  Я сама по образованию журналист – робко улыбнулась Рейс, немного откровенничая – и начинала я свою карьеру в газете именно с этой специальности, но я не припомню за собой, чтобы я или кто-то из сотрудников стремился втоптать кого-нибудь в грязь ради заработка.  Хотя может мне просто повезло с рабочим местом, где всем нравится то, чем они занимаются – добавила репортерша, заканчивая на нейтральной ноте, примкнув к кружке губами, делая глоток.
На некоторое время наступило робкое молчание, или может мужчина просто ждал, когда девушка допьет свой кофе. Ибо стоило Салли это сделать, как Мак-Алистер  вежливо пригласил ее в свой кабинет.
- А с чего вы взяли, что наши читатели жаждут увидеть кричащую роскошь на фотографии? Тем более я сомневаюсь, что всем читателям по душе платиновые кружки и ложки из белого золота, может кому то по душе скромность и практичность – в очередной раз возразила девушка, оставив кружку и недоеденную булочку на подносе – А  может быть человек, которому по душе такие вещи, посмотрит на вашу фотографию, и наконец поймет, что вся эта роскошь лишь никому не нужный фальшь, и торопливо последует вашему примеру.
Салли неторопливо шла чуть позади мужчины, вежливо  следуя за ним, не обгоняя. Она с особым интересом слушала мужчину, когда тот, подойдя к одной из колонн, стал рассказывать о том откуда появился этот сначала незаметный для глаза посетителя след. Сразу было видно – истинный хозяин театра. Здание приняло его, впустило в свой мир, доверилось ему настолько, что позволило даже стенам разговаривать с ним. И сейчас удостоенный такой властью и возможностями, управляющий лишь слегка приоткрыл занавес для репортерши, может неосознанно дразня тем, что ей никогда не получить.
- Конечно, конечно – кивнула Рейс, когда мужчина к ней обратился – я нисколько не хочу вас задерживать и отнимать у вас ваше драгоценное время – вежливо добавила она, в глубине души все же немного расстроившись, что мужчина не захотел рассказать ей большего.
Рейс осторожно зашла в кабинет, вежливым кивком поблагодарим управляющего, тут же присаживаясь на предоставленное ей кресло напротив рабочего стола, незамедлительно начав оглядываться по сторонам. В том, что кабинет был лучшим местом для фотосессии, девушка окончательно убедилась. Каждая вещица, безусловно лежавшая на своем нужном месте, как будто бы отражала какую то черту характера хозяина, а другая наоборот, лишь интриговала, но сохраняла загадочность, некую тайну. Но в общих чертах кабинет напоминал машину времени, ибо человек, попавший в этот кабинет, моментально переносился в другую  эпоху.
Пока Дериан, читал обнаруженное им письмо на столе, Салли вдоволь налюбовавшись кабинетом, достала телефон, все же решив проверить, где же сейчас находилась ее старшая сестренка. Девушка ловко открыла программу навигатора, напечатав в строчке поисковика – Соня Рейс. Не прошло и доли секунды, как на экране появилась картинка с чертежом улиц и синенькой точечкой посередине в виде сестры. Все же в современных технологиях были свои плюсы, например благодаря такой программы обе сестрички Рейс ни раз приглядывали за друг другом, чтобы убедиться в безопасности дорого человека. Но конечно же этот огромный плюс, был также и огромным минусом, по крайне мере для Рейс младшей. По вечерам, если бы Салли не выключала телефон, это программа не раз предоставила бы ей кучу неприятностей, а возможно не только ей, но и всему Сопротивлению. А так девушке приходилось лишь врать сестре об неисправности, севшей зарядки, падения телефона в воду, просто потери телефона и так далее. В общем, девушка меняла телефоны довольно часто. 
Усмехнувшись, мысли, когда придется менять этот телефон, репортерша прочитала название здания, в котором сейчас находилась ее сестра и чуть не вскочила с кресла от возмущения с воплем « Ну как же так?!». К счастью успев вовремя взять себя в руки, девушка лишь тихо выдохнула все возмущения через нос и тут же ловко принялась строчить аудио сообщение Соне, вслушиваясь в то, что читал ей вслух управляющий.
-Уважаемый мастер Дериан, рад вам сообщить, что буду присутствовать на вашем спектакле, надеюсь вы оставите для меня место. Ваш поклонник Фантом – когда Мак – Алистер дочитал письмо, девушка на автомате нажала на экране  «отправить», на самом деле уже совершенно забыв о телефоне в своих руках. Хотя Салли еще совсем недавно выпила целую кружку великолепного кофе, в данную минуту у нее жутко пересохло в горле.
-Ничего не понимаю – кротко вымолвил мужчина, явно тоже озадачившись содержанием письма. Рейс смогла лишь нервно сглотнуть в ответ на слова управляющего, временно потеряв дар речи. Девушка была просто обескуражена и растеряна, она не знала как ей реагировать, в голове тут же стало крутиться куча вопросов. Неужели одним из трех людей с плаката будет сам Мак – Алистер?! Или же Фантом выбрал кого то из его зрителей? Но почему он сразу этого не сказал, почему не предупредил? А кто этим будет заниматься? Это поручается именно ей, тогда почему никто не сообщил ей лично? Или же Фантом, зная где сегодня утром будет находиться Салли, решил заявить ей это таким ироничным способом?
- Может это кто то решил так плохо пошутить? – наконец смогла вымолвить Рейс, немного прейдя в себя, обратившись к управляющему, подняв на того глаза,  на самом деле оказавшись полностью уверенной в причастности Фантома к этому письму.
Надо будет срочно связаться с кем-нибудь из наших, может мне просто не дошло сообщение? -  подумала про себя репортерша, крепче сжав телефон в руке.
- Как считаете, стоит ли об этом сообщать правоохранительным органам? – озвучила свой вопрос девушка, кивнув в сторону листка бумаги – У них вроде и так с этим Фантомом сейчас дел не в приворот, а теперь еще это… - Рейс встала с кресла, обойдя стол, подойдя к мужчине.
- Вы позволите сделать мне снимок? – вежливо спросила Салли , имею в виду письмо – Думаю, что моя сестра – шеф полиции, охотно этим заинтересуется независимо от своего времени – добавила она развернувшись в сторону управляющего. Мужчина стоял в профиль с таким загадочно – задумчивым видом, а свет так правильно падал на его волосы, придавая образу еще большее очарования, что девушка вопреки своему профессиональному подходу просто не удержалась, и достав фотоаппарат из сумки, быстренько щелкнула Алистера, не успев даже ослепить его вспышкой.
- Я очень глубоко извиняюсь – Рейс виновато улыбнулась мужчине, подозревая, что смутила и вывела его из своих мыслей – Но, сколько бы мы тут с вами ни делали бы снимков, лучше этого кадра у нас все равно бы не вышло – убеждающим голосом сказала она, оправдывая свои действия, зная что только что сделала один из своих лучших снимков. Многие люди чаще всего замыкаются перед камерой или же надевают на себя маску, скрывая себя настоящего. Салли не раз с таким встречалась на практике, и ей очень не хотелось, чтобы тоже самое произошло с Мистером Мак- Алистером, уж больно девушке хотелось оправдать перед мужчиной свои слова, доказать свою профессиональность, чтобы читатели действительно увидели чудесное фото без наигранности, роскоши и фальша.

+1

8

3.5 часа назад.

Фантом проснулся рано, еще не было даже намека на рассвет и улыбнувшись картине на стене, подмигнул мадонне в гроте, работы Да Винчи бодро встал сегодня много дел и день только начинался, на столе лежал приготовленный заранее листок бумаги и желтый коверт, а так же маленький флакон духов. Его любимые. Взяв перо в левую руку, он быстро и сноровисто, но с этим довольно криво накидал послание и сложил его в конверт, сбрызнув духами, надел плащ и шляпу, замотал шею шарфом и выскользнул за дверь. На улицах было темно и безлюдно, люди либо еще спали илибо уже спали, тем не менее он все же надел маску и быстро пошел по улице, петляя по подворотням, сунув руки в карманы и ежась от холода, такого непривычного после постели. Наклонив голову и откашлявшись, он сделал свой голос как можно грубее. Фантом не любил разговаривать просто так, но увы, передатчик недавно повредили и он не успел его отремантировать, подойдя к охраннику, он поздоровался и хрипло произнес:
-Письмо для мистера Мак-Алистера, положите ему в кабинет, показав что в конверте только листок, он вновь запечатал его и протянул охраннику, после этого развернулся и быстрыми шагами поспешил в соседнюю подворотню. Оглядевшись по сторонам, фантом быстро скинул одежду и отодвинув камень, вытащил сверток с другой, сложив прежнюю , он вик, он выпрямился и потянувсшись улыбнулся.

Отредактировано Fantom (2011-04-26 16:53:59)

0

9

Дериан глубоко вздохнул глядя на листок, и поморщился от вспышки обернувшись в сторону журналистки, он не слишком любил когда его фотографируют, и тем более без предупреждения, но в этот раз промолчал и положил листок, разгладив его на столе, вместе с конвертом, приглашающе указал рукой на письмо, после чего сел в кресло и вытряхнув сигарету из стойки на столе закурил, сложив руки на груди и откинувшись на спинку кресла.
-Да, я то же считаю, что это очень глупая шутка, и хочу попросить от себя лично, что бы шутника нашли как можно скорее и сделали так, что бы он никогда не смог больше так шутить. А если это не шутка, увы я уже видел фото тех плакатов, я тем более хочу что бы их нашли и примерно наказали, так что бы другим было неповадно.
Дериан вздохнул и немного ссутулился. Он очень устал за эти бессонные дни. Навалилось столько работы, да еще и с той стороны, с которой он ну никак не ждал. Новые актеры, к которым приходится привыкать, и этот указ короля о новой пьесе к какой-то сумбурной дате.
-Мисс Райс, давайте поскорее закончим наше дело, я очень хочу добраться до постели и наконец выспаться, иначе вам придется довольствоваться моими скромными апартаментами и моей же спящей физиономией, если вы так хотите успеть к выпуску.
Я понимаю что то фото хорошее, но все же наверняка с вас потребуют не один снимок, вдруг этот не понравится вашему редактору. Такое бывало уже, и фотографы снова приходили, теперь уже отвлекая меня от работы,- Мак-Алистер усмехнулся, стряхнув пепел в пепельницу и закинул ногу на ногу глядя долгим проницательным взглядом на репортера, оценивая, но уже не так как вначале, а как-то неуловимо по другому, прикрыв глаза, выжидательно посмотрел на Салли, приглашая приступить к работе.

0

10

Салли благодарно кивнула на вежливо предоставленное ей мужчиной письмо. Девушка встала напротив стола по правую руку от управляющего, который снова опустился в свое кресло. Для удобства слегка наклонившись вперед над столом, репортер сделала снимки сначала самого конверта, а потом и письма, вовремя настроив режим съемки фотоаппарата, чтобы на фотографии потом можно было разобрать содержание письма.
Закончив со съемкой письма, возвращаясь на предоставленное ей кресло, Салли повела плечами, делая вид, что разминает их после напряжения, хотя на деле причиной были пробежавшие мурашки после слов Мак - Алистера. Хотя Рейс уже достаточно давно состояла в Сопротивлении, она все никак не могла спокойно реагировать на отрицательное отношение людей к их организации. Ведь они старались во благо будущего их любимой страны, а для этого нужно было проявлять не малые усилия, и постоянные замены телефонов лишь малюсенький ущерб, который пока достается Рейс. Можно сказать, что ей просто везет, по соотношению к ущербам ее «товарищей». В любом случае неодобрение, осуждение действий организации очень расстраивали репортера. А слова "казнь", "наказание", "арест" и так далее, часто вызывали у девушки дрожь в теле. Хотя в этот раз к вывеске плаката она не имела никакого отношения, ей было крайне неприятно услышать такое заявление в сторону своих соучастников. Но с другой стороны чему было удивляться? Ведь управляющий был одним из приближенных Его Величества, вполне логично, что такая личность будет на стороне правительства, ведь Король настоящий поклонник его спектаклей. И тут девушку заинтересовала еще одна мысль, а не будет ли сам Король присутствовать сегодня вечером в театре? Может даже с супругой? Насколько Рейс знала из рассказов своей сестры, Король - Говард I и Королева - Анна II довольно часто посещают изысканные, публичные места по вечерам.
Эх..если бы можно было бы как-нибудь узнать сегодняшние планы на вечер Его Величества ... -  вздохнула девушка - Ну, почему у меня нет знакомых из приближенных короля? Ну или хотя бы из правительства? Хотя стоп, одну минутку... - перед глазами Рейс младшей тут же привстал мужской образ довольно всем известный, не раз скользящий на первых страницах газет, журналов, часто мелькающий в новостях и на интернет страничках. Салли всеми силами постаралась подавить совершенно глупую улыбку, что так пыталась вырваться наружу - Его Королевское Высочество Принц Герберт Великобританский. Красивые черты лица, правильная осанка, светлые волосы, аккуратно подстриженные, причем удобной длины, для того чтобы зарыться в них ладонью, зеленые глаза, отдающие при свете в изумрудный оттенок, если приглядываться, мужественные руки с неплохим рельефом мышц... родинка на попе с левой стороны. О последней детали внешности девушка узнала совсем недавно, пару дней назад. Из-за наводящего воспоминания, как она узнала о родинке, Рейс уже едва могла себя сдержать, чтобы не улыбнуться.
К счастью от улыбки ее спас телефон, так неожиданно зазвонивший, что репортер даже подскочила на месте. Все же не стоит его в это втягивать, проще будет расспросить Соню – подумала девушка, запихивая образ подальше в своей голове, чтобы ненароком снова не улыбнуться, воспоминанию, выключая сигнал мобильника.
- Одну минутку – вежливо попросила Салли Мистера Мак – Алистера, смущенно указав на телефон в руке, намекая, что как только прочтет сообщение, сразу же займется делом. Номер был не определен, но Рейс догадывалась, кто это мог быть.  Содержание сообщения поразила девушку еще больше, чем содержание письма, что лежало у управляющего театра на столе:

Добрый день господа, я приветствую всех своих друзей и соратников. Мое эго посчитало, что в городе стало слишком тихо и спокойно. Я предлагаю вам выбрать жертву, самого недостойного жизни, в нашем клубе, будет установлен лотерейный барабан. Куда вы должны сложить записку с именем выбранного вами человека, а после я выберу при вас эти три имени, да не оставит нас бог, направляющий наше правосудие.
С уважением господа, Фантом.

Девушка в очередной раз за это утро тяжело выдохнула через нос, также убеждаясь, что ей срочно надо связаться с кем-нибудь из "своих".
-Ну что ж, давайте приступим к работе, Мистер Мак - Алистер - сообщила Рейс младшая, вставая с кресла, по пути удаляя сообщение из "истории". Удалив, девушка положила телефон в сумочку и взялась за фотоаппарат.
Буквально, через каких то минут десять - пятнадцать, в памяти фотоаппарата находилось около сотни великолепных фотографий мужчины. Оказывается, Салли зря боялась, Алистер довольно неплохо держался при съемке, и с легкостью выполнял то, что репортерша от него просила. В общем, девушка осталась очень довольной. Показав мужчине пару снимков, которые ей понравились больше всего, сообщив, что скорей всего именно их и опубликуют в статье, Рейс вежливо попрощалась с управляющим театра, поблагодарив за сотрудничество, решив, что не стоит утомлять и дальше такого занятого человека своим присутствием. 
Выйдя в холл, плотно закрыв за собой дверь кабинета, Рейс ловко перенесла снимки письма Фантома на телефон, тут же вставив их в сообщение для сестры, назвав тему " Маленькая проблемка". Дописав сообщение и отправив его, Салли тут же отправилась к гардеробной.

+1

11

Он зевнул, вяло потянулся и выскользнул в окно второго этажа, мягко приземлившись на груду песка, как раз театр собирались обновить, и это было очень удобно. Пара мазков рукой и на ровной, желтовато-оранжевой поверхности не осталось следов. Скользнув в подворотню, пнул небольшой камешек, и сразу же открылась ниша. Стащив ненавистную, такую неудобную одежду, он переоделся и подняв воротник поспешил вглубь дворов, к неприметному серому внедорожнику. Обычному, колесному, который могут позволить себе любой житель Лондона. На ходу застегивая маску и подключая резервный генератор голоса.
Вытянув вперед руку, Фантом растопырил пальцы и придирчиво осмотрел их, переваривая в гошлове то, что он собрался сделать, вновь осмотрев пальцы в перчатках, он с сожалением подумал, что можно их и не надевать, но придется прикасаться голыми руками к этой швали, а это более чем наказание.
Открыв дверцу машины, Фантом выудил оттуда небольшой рюкзак и XM-26, с легким щелчком присоединил пистолетную рукоять и забросил за спину. Пощелкав кнопками на панели управления, крепящейся сверху левого запястья, убедился что маска исправно выделяет все подозрительные объекты. Послушал пару минут свой голос, насладившись всеми его изменениями и калибровкой тембра, пинком распахнул багажник. На него уставилось толстое, одутловатое лицо, покрытое потом и потеками грязи, тело такое же объемное, в монашеской рясе, из под которой выглядывал вечерний костюм. Электронный смайл на маске расплылся в улыбке.
-Ну что же ваше святейшество, время инквизиции вернулось, время понести наказание, не бойтесь, это будет недолго. Не буду говорить, что не больно, не хочу давать надежду, но не больно.
Вскинув голову и сложив руки на груди он усмехнулся, глядя на перепуганное лицо, с торчавшим между полными красными губами оранжевым шариком кляпа, больше подошедшего для ярых БДСМщиков, но как нельзя лучше подходящего и для его дел. Ухватив за шкирку грузное туловище, он выволок его из багажника и рывком поставил на ноги, тут же перехватив рукой дробовик, ткнул в спину священника.
-Вперед мсье Бен, вперед, вы же не хотите что бы  мне пришлось вас тащить за шкирку, ударяя головой о каждую ступеньку? Нет? Отлично я так и думал.
Подталкивая дулом дробовика грузную тушу, он направлял его в сторону аббатства, с высокой колокольней. Мерно топая сзади, слегка водя головой из стороны в сторону. Время было раннее и людей на улицах почти не было, но все же можно было нарваться, а Фантому этого не хотелось, даже очень.
С помощью пинков, мата и ударов прикладом, он смог затащить тушу Бена на колокольню и спеленав его веревкой, вытянутой из рюкзака, полез на крышу, зажав конец в зубах, где накинув её, на специально подготовленные валки, с немалым трудом втащил священника за собой. Еще несколько минут ушло на тугое пеленание Бена к кресту, после чего Фантом вытащил у него кляп и похлопал по щеке.
-Ну, а теперь давай мы сделаем тебе другой кляп, только вот дергаться с ним я не советую,- в голосе послышался хищный оскал, после чего Фантом, обошел священника по кругу, и вышел оттуда спустя пару минут, после махинаций с завязками на руках и пары гранат.
Вытащив микросварку и расстегнув рюкзак, Фантом придирчиво осмотрел клейма и выудив нужный, гласящий: педофил, стал не спеша разогревать его сваркой, до белого цвета. В следующее мгновение, город огласил дикий, истерический визг боли и страха, сплюнув, он остудил клеймо о холодный металл крыши и выдернув гранату, вытащил чеку, запихав её в рот священнику. Пускай посидит, хоть он и не знает, о том что она не боевая и заряда хватит только на то что бы разорвать рот, но об этом ему не стоит знать. Последним штрихом, была маленькая камера, установленная на треноге, и направленная на Бена, нажав на кнопку записи, Фантом начал сноровисто спускаться вниз. Добравшись до подворотни, он переоделся и нажал кнопку соединения камеры и большого экрана стоящего в центре города и видного почти отовсюду. Мысленно ухмыльнувшись, он поспешил обратно к театру, мало ли что может понадобиться управляющему, чтоб его.

+2

12

Подойдя к гардеробной, девушка аккуратно приняла из рук пожилого сотрудника свою ветровку, виновато улыбнувшись, вспоминая, как не очень вежливо обошлась с ним при входе в театр. Но, похоже, мужчина и сам все понял, поэтому ободряющие улыбнулся репортеру в ответ. Салли сразу же стлало немного спокойнее на душе. Все же много интересных событий произошло этим еще достаточно ранним, по мнению Рейс младшей, утром. Плакат, письмо на столе Мистера Алистера, сообщение.… А то ли еще будет, предполагала репортерша, продумывая про себя свое свободное время, пытаясь найти лазейку, чтобы успеть на "голосование". Между нами говоря, если честно, девушка не очень нравилась вся эта задумка с тремя людьми и убийствами, но впрочем, как и всегда, она решила придерживать свое мнение при себе.
Встав напротив зеркала, Рейс надела ветровку поверх тоненького, но прикрывающего живот, джемпера, звякнув браслетиком, тут, же вытаскивая волосы из-под ворота. На взгляд вроде приведя себя в порядок, репортер направилась к охранному терминалу, пожелав охраннику удачного дня на прощанье, снова приложив магнитную карточку. Стоило Рейс сказать эти слова, как терминал запиликал, мигая красной лампочкой. Девушка удивленно изогнула бровь, приложив карточку еще раз, затем еще, но безрезультатно. Терминал не собирался ее выпускать, продолжая раздражающе пищать и мигать красным.
Час от часу не легче... - Салли отцепила карточку от аппарата, перевернув ее на другую сторону, решив попробовать так, и тут же заметила на карточке выступающие буковки.
- Ой... - все, что соскочило с языка репортера. Понятное дело, что терминал ее не выпускал, ведь Рейс приставляла к нему кредитку вместо пропуска. Торопливо убрав кредитную карточку, девушка смущенно достала настоящий пропуск и, приложив его к терминалу, наконец, вышла из театра.
- Фууух.... ну и денек! - выдохнула Салли, оказавшись на воздухе. Одно дело было сделано, теперь нужно было непосредственно двигаться в сторону редакции, чтобы передать фотографии, может даже слегка их обработать. Конечно, девушке ничего не мешало выполнить работу дома или же прямо сейчас, пользуясь функциями своего фотоаппарата, при этом не заезжая в редакцию газеты. Но Рейс любила свою работу, а здание "Лондон+" было ей как вторым домом, мама часто брала ее с собой на работу и девочка еще тогда привыкла к этому месту.  Да и тем более у Рейсов было так заведено – появляться на рабочем месте, даже если вся работа выполнена. Так делали их родители, вызывая уважение на работе, так продолжили делать их дочери.
Девушка медленно стала спускаться по мраморной лестнице вниз, глухо стуча каблуками по ступеням, погрузившись в свои мысли, как тут в сумочке снова завибрировал и загудел телефон, и, как назло, снова совершенно неожиданно.
-Ну что опять то?! – пробурчала напуганная репортерша, спустившись вниз, достав телефон из сумочки.  Очередное сообщение от неизвестного отправителя:

Привет девочка, наверное ты уже видишь что творится на экране, это никак не относится к сегодняшней ночи, просто решил передать привет твоей сестре, будь осторожна, на улицах много подозрительных типов.

Рейс, сначала не дочитав до конца сообщение, подняла глаза наверх, слегка щурясь из-за солнечных лучей, смотря на большущий экран, который можно было увидеть почти из любой точки города. Увиденное, откровенно говоря, ужаснуло девушку. Не каждый день увидишь жутко напуганного человека с гранатой во рту. Зрелище напоминало, какой то старинный, жуткий ужастик про маньяков, и это уже точно была не нудная программа новостей. Репортер на автомате опустила глаза обратно на дисплей телефона, дочитывая сообщение. Невольно улыбнувшись последним строкам, Рейс удалила сообщение.
- Значит "привет" моей сестре? Решили перегрузить ее работой или проверяете на выдержку? Не сомневайтесь, моя сестренка выдержит. И все же, не один подозрительный тип не сравниться с вами, Фантом.. - девушка подошла к своему мотоциклу, отправив шефу полиции очередное сообщение, стараясь не обращать внимание на действия, что происходили на экране. Слишком жуткая картина, без всяких сомнений созданная лично руками самого Фантома. Мужчине с экрана можно было лишь искренне посочувствовать, что же он такого сотворил, что теперь получает такое наказание? Салли не знала, да и наверное теперь не хотела бы узнать. В такие моменты девушка часто начинала задумываться, правильный ли выбор она сделала несколько лет назад? Действительно ли нужно идти на такие радикальные меры?
Репортер снова посмотрела на экран и наконец, разглядела на толстом священнике, свежее поставленное, клеймо. Сомнения в голове тут же испарились.
- Все правильно, он получил то, что заслужил - Рейс села на мотоцикл, и заведя двигатель тут же тронулась с места, лишь бы не смотреть больше на экран.

0


Вы здесь » C O N T I N U U M » Архив » С объектива на обложку


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC