C O N T I N U U M

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » C O N T I N U U M » Акт первый. Начало » Сцена первая. Заварушка в Уайтхолле


Сцена первая. Заварушка в Уайтхолле

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Сцена первая. Заварушка в Уайтхолле

http://savepic.net/2808685.jpg

Действующие лица:
- Дериан Мак-Алистер -
- Герберт Уайдлер -
- Соня Рейс -
- Салли Рейс -
- Эвелин Вонг -
- Лаура Хоук -
Игровые сведения:
Время: {20:00 - 22:00} 4 мая 2187 год
Место действия: Уайтхолл, Банкетинг-хаус

0

2

Он был недоволен, многим, слишком многим, что бы перечислять все. Пускай по мнению критиков, пьесса прошла с аншлагом, они не воспринимали её, так как воспринимал он. Актеры спотыкались на словах и произвольно меняли местами реплики. Да это не сказывалось на ходе пьессы, но зачем он тогда писал её, что бы можно было творить с ней все что угодно? Нет! Конечно, нет. А эти так называемые зрители, да больше половины, жирные и бездушные животные, взирающие на сцену и ничего не понимая они пришли сюда по своим причинам, некоторые, угодить королю, некоторые, показать что являются верхушкой общества. Тьфу! Он клокотал от ярости, все было настолько плохо, что у него не находилось слов выразить свое раздражение, тем не менее, он прекрасно понимал, что не должен показывать свое раздражение на людях.
Именно с такими мыслями, он ехал в своей машине, держа в руках бокал вина и глядя в окно, на вечерний Лондон. Нужно было как то настроить себя на хорошее настроение. Поднеся бокал к губам он сделал крохотный глоток, едва лишь смочив губы. Место назначения было уже рядом, оставалось не больше пяти минут и он постарался расслабиться, откинувшись на мягкую спинку заднего сиденья Бентли. Бирмен, вел машину ровно, не позволяя хотя бы мимолетно ей вздрогнуть и вызвать новую волну раздражения своего пассажира и начальника, не хотелось ему получать нагоняи, и заговаривать он не собирался, прекрасно изучив характер своего хозяина.
Машина мягко затормозила около Банкетинг-Хола, прямо у расстеленой, красной ковровой дорожки. Тесной толпой, теснились вдоль заграждений зрители, но ни один звук не проникал сквозь бронированное стекло его автомобиля, лишь когда Бирмен повернулся к Дериану и произнес:
- Сэр, мы прибыли.
Лишь тогда Дериан приоткрыл глаза и хмуро посмотрел на почти полный бокал в руках. Вздохнув, поставил бокал на полочку в переднем сидении и взяв свою трость, дождался, когда дверь машины распахнул швейцар и под громкие крики быстро прошел по дорожке к дверям. Отдав свое пальто служащему, Дериан быстро прошел к огромным дверям и взял из рук еще одного служащего маску. Сжимая её в одной руке и в другой трость, вошел в распахнутые двери, повесив на физиономию радушную улыбку. Ведь все-таки это был его праздник, его день, а раз так, то он должен быть достойным хозяином вечера. Легко взбежав по широкой лестнице, под приветственные крики он повернулся лицом к своим гостям и поднял руки вверх разведя их в стороны.
- Дорогие друзья, ценители великого искусства театра, я счастлив видеть вас всех в этот вечер, и ближайшую ночь. Недаром все что связано с театральной жизнью, это непрестанная и вечная игра.
Он опустил руки и стал медленно спускаться по лестнице, в оглушительной тишине, музыка замерла люди то же молчали слушая его и он пользовался тем, что его голос разносится по всему залу. Подняв палец вверх и опершись на трость он произнес таинственно:
- Ведь наша жизнь игра, а люди в ней актеры, поэтому, я всех предупредил, о том, что наш вечер, будет не простым, - Дериан улыбнулся и продолжил, - маскарад это не просто бал это тот вечер, где вы можете быть теми кем хотите! Резко развернувшись он быстро принял из рук служителя стопку плоских легких масок и своим звучным, сильным голосом, нараспев начал:

Маски, маски шелк и бархат.
Скука, жалость и безумство.
Им не холодно не жарко,
Маскировка - их искусство.

Надев первую маску улыбающуюся, он начал их менять постепенно спускаясь с каждой строчкой на ступеньку и роняя использованные маски, заменяя их новыми.

Маска смеха, маска боли,
Маски бедности, богатства,
Маска славного героя,
Чтоб от масок защищаться.
Маски гнева, безразличия
И любви, и сострадания.
Мир без масок неприличен.
Их сорвать - пусты старанья.

Когда упала последняя маска, он поднял руки вверх и громко, практически прокричал:
- Так пусть же начнется бал! Бал-Маскарад!
Как только последние звуки его речи замолкли, тишину разорвала музыка.

Отредактировано Derian Mak-Alister (2012-04-23 20:50:20)

+5

3

Ночной Лондон пленял своей красотой. Прошли века, но Лондон, сам Лондон изменился лишь немного. Да, его лицо изменилось, появились высотки, придя на смену уютным, а иногда и просто пугающим домишкам. Дороги, по которым когда-то рассекали повозки, стуча по булыжной мостовой своими колесами, стали ровнее, и больше не слышно конского ржания, теперь его заменяет рев моторов, но это все равно, старый добрый Лондон, во всей своей пленительной красе.  Лондон всегда имел тысячи лиц, чарующих и ужасных, порой забавных, но чаще всего пугающих.
У каждого свой Лондон, слетающий со страниц книг Диккенса, или же более молодой, описанный современными писателями, совсем другой город, но такой же интригующий и таинственный. Во всяком случае именно таким он был для Лауры, интриг. Конечно, эти улицы утратили всю романтику еще во время ее службы в патруле, и наполнились самыми ужасными мыслями и деяниями людей, которые прячутся в тумане. Закутавшись в его пелену и скрываясь в ней. Да, таков был Лондон для Лауры, и сейчас, обозревая его закоулки из окна кеба, она думала о предстоящем событии.
Не сказать что она любила весь этот бомонд, и даже относилась к нему предвзято, ведь большинство из этих людей никогда не видели реальную жизнь, зато умели о ней разглагольствовать, выстраивая свои умозаключения, лишь только по увиденным произведениям, фильмам и событиям, описанным в газете. 
Лаура уже представляла, как ей придется скучать на этом балу, среди девушек, которые будут сплетничать о своих любовниках, о любовницах любовников, о том, кто во что одет, упаси бог одеть одинаковые платья, кто где как проигрался, у кого с кем роман и далее и далее, в такие дебри, что через пять минут закрываешь глаза и мысленно затыкаешь уши. Хотя среди мужчин обстановка не лучше, эти псевдонаучные беседы и лицемерия, о да, на балах градус лицемерия зашкаливает. Увидеть улыбку в свой адрес, и потом думать, что же о тебе скажут потом, и какой учат грязи выльют на голову. 
И тем не менее, Лаура ехала на этот бал, хотя бы из-за того, что ей пришлось несколько часов одеваться и наносить косметику, а про прическу лучше вообще промолчать. Сколько комбинаций она перебрала, прежде чем остановилась на одной, одному богу известно. Но в итоге, Лаура одела изумрудного цвета платье с бретельками, само платье было расшито витиеватым рисунком, выполненным золотой нитью, которая изгибалась в самых причудливых направлениях. Сам же порой платья напоминал корсет, крепко затягивая фигуру и придавая, и без того стройной талии дополнительную привлекательную нотку. А вот юбка была длинна, такого же янтарного цвета, она тянулась до земли, и ее края слегка касаясь пола колыхались при движении. Юбка была весьма пышной, и имела вырез слева, дабы не стеснять движения при ходьбе. Сквозь этот вырез можно было увидеть черные чулки и небольшие туфли на невысоком каблуке, однако, эта нотка кокетства, в общей симфонии под названием Мисс Хоук звучала абсолютно не пошло, и придавала только элегантности ее виду. Маску Лаура так же выбрала под стать платью. Такая же зеленная  расшитая золотой нитью, она закрывала ее лицо и носик. Крепилась маска на небольшой тросточке, и что бы прикрыть ей лицо, Лауре приходилось приподнимать руку и прикладывать маску к лицу, хотя это было очень удобно, веди это позволяло нанести макияж на глаза, скрыв мешки под глазами  и потом не бояться, что весь этот тональный крем потечет. И последний штрих костюма, последний, но немаловажный, револьвер велодог, который расположился на бедре правой ноги, спрятанный за латексным держателем чулка.
Кэб остановился около того места, где проходил бал, и Лаура, расплатившись поспешила  поскорее убраться с улицы, хотя внутри было не лучше. Музыка, люди расхаживающие по залу и сбивающиеся в кучки по интересам, сам хозяин вечера, мистер Мак Аллистер, который, в свойственной ему театрализованной манере открыл бал прочитал стихотворение, вызвав лишь кривую улыбку у Лауры. И тем не менее надо было вести себя хорошо, и Лаура даже несколько раз склонилась в реверансе и протянула руку в знак приветствия, позволив запечатлеть на ней поцелуй тех не многих, кто решил отметить ей свое почтение.  Пара невинных фраз, вроде: Очень приятно, как вам вечер?, да-да, я тоже так думаю.
Ничего особенного, пустые фразы в пустых разговорах. Лауре совсем не хотелось обсуждать новое произведение, да и не видела она его вовсе,  просто не хотела смотреть, все это искусство, простое притворство перед всеми, перед самими собой, желание спрятаться за маской и прожить другую жизнь, пусть даже и по написанному кем то сценарию. Впрочем, не так ли это было сейчас, на этом балу все были в масках, скрывая свое я, за мишурой. из ткани и блесток,  пусть ненадолго, но быть не собой. 
Признаться, Лаура сама была частью этого мира, ее вполне можно было назвать человеком искусства, даже человеком ренессанса,  помните таких, вот только ее постановки писали совсем другие люди и другими чернилами, и каждый хотел увидеть в конце автора, но автор не хотел выходить и Лаура искала его. 
Но все это мысли, которые она старательно отгонял от себя, ведь сейчас был вечер веселья, и стоило проводить время расслабляясь и взнося хвалебные речи в честь автора, ведь его произведение было удостоено самых высоких оценок. Лаура выстроилась в очередь за всеми теми, кто так хотел улыбнуться драматургу. От зависти сказать, в каком он восхищении, совсем как еще в одном произведении. Лаура вздохнула, и связавшись за "косяком" щебечущих о чем то девушек растворилась в толпе. Она кивала и улыбалась, изредка пополняя беседу простыми высказываниями и легкими шутками.  Быстрее бы уже все закончилось, или начались танцы. Ах танцы, эти мысли впервые заставили Лауру улыбнуться теплой улыбкой, ведь танцевать она любила и умела неплохо. Она словно Наташа Ростова ждала своего Андрея Балканского, который бы закружил ее в вальсе, или мазурке, или в любом другом танце, ведь она была одна, без спутника. Тут Лаура встряхнула головой и поймав момент засмеялась какой то шутке, рассказанной девушкой с соломенного цвета волосами. Быть может вечер все таки не так уж и плох.

Отредактировано Laura Hawke (2012-04-24 11:21:51)

+4

4

О чем подумала Соня, когда глубокоуважаемые мистер Мак-Алистер закончил свою речь? Признаться, она вспомнила Страуда*, которого еще в детстве читала ей мама, и его талантливого драматурга. Ей даже на миг показалось, что Квентин Мейкпис неожиданным образом сошел со страниц книги, решив порадовать этой ночью всех своим присутствием.
Знаете, если бы ей было ведомо насколько она оказалась права в этот самый момент, то история с неким Фантомом и его протестующей шайкой оборвался бы уже в этой сцене. Но не будем забегать вперед, в конечном итоге инспектор Рейс не была знакома с мистером Мак-Алистером, для неё он был всего лишь очередной знаменитостью, которому каким-то дивным образом удалось заручиться расположением Его Величества, Георга VII.
А ведь день для Сони оказался не самым лучшим. Конечно, она как и многие другие просто не могла дождаться предстоящего маскарада. До ныне ей никогда не приходилось бывать в подобном обществе, а все те разы, когда её отец, комиссар полиции — Бенджамин Рейс, намеревался привести её на подобные мероприятия, были отклонены посредством самых разнообразных причин, зачастую совершенно не аргументированных. «Что изменилось сегодня?» - спросите вы. Этим вечером в Банкетинг-Холле должны были собраться самые знатные особы всей Британии. Инспектору Рейс, как опытному детективу, было не трудно догадаться, что ничем хорошим это закончиться не могло.
- Предусмотрительно, но бессмысленно, - сказал ей отец этим утром за завтраком, - Это же маскарад. Даже если заявится сопротивление, мы вряд ли узнаем об этом вовремя.
- Но можно просто усилить охрану, ради безопасности людей. Ты же комиссар центральной полиции, ты все это знаешь.
Выполнил ли Бенджамин Рейс просьбу своей дочери было неизвестно, но прихватить с собой оружие Соня все таки не забыла. Только не спрашивайте куда она его спрятала.
Одежда...вопрос «что надеть?» стал, наверное, самым главным камнем преткновения всей подготовки. В особенности на него «приткнулась» в первую очередь Салли. Этим утром младшая Рейс выгребла весь свой шкаф, совершенно не заметив, что выкинула из него три довольно милых вечерних платья. Даже после того, как она изрядно потопталась по ним, найти ответ на поставленный вопрос она так и не смогла. И какой же результат сей басни? Соне пришлось снять со своего личного счета довольно кругленькую сумму, что бы её маленький ангел смог наконец-то успокоиться, одеться и перестать играть на нервах своей сестры.
Но на этом все приключения не закончились. Эх...как бы вам сказать. Соня любила нынешнею моду, помимо того, что она считала её очень изысканной, она вполне могла говорить о её правильности и безошибочности. «Не прибавить, не убавить, ничего изменить нельзя не сделав хуже». Но...
- Соня! Ради всего святого, задержи дыхание! - кричала «на радость» соседям Салли, пытаясь затянуть шнуровку корсета.
Вот вам и обратная сторона медали. Боюсь, после этого вечера младшая Рейс просто должна была возненавидеть корсеты. Ведь после того, как ей наконец удалось...ну в общем, вам этого видеть явно не стоило...мой долг, как лица говорящего от имени Сони, предостеречь вас лишь от того, что бы вы никогда не опирались на легкие деревянные «конструкции». Они, знаете ли, имеют свойство легко ломаться. Вот так и Салли, всего лишь оперевшись на ножку кухонного стула, заработала легкий ушиб, не завязанный корсет своей сестры и испорченный предмет мебели.
- Не отходи от меня. - тихо сказала Соня сестре, когда в зале наконец заиграла музыка.

*Джонатан Страуд. "Бартемиас"

+5

5

- Конечно, мы же не хотим, чтобы весь Банкетинг-хаус развалился, как наш стул на кухне - шепотом, насмешливо ответила своей сестре Салли Рейс, оглядываясь по сторонам, мысленно представляя, как под музыку все эти прекрасные конструкции палладианской архитектуры с элементами утонченного декора рушатся от одного ее единственного шага от Сони.   
Что можно сказать, день предвещал быть занимательным еще с самого раннего утра. В пятый раз завершая упорные "раскопки" в своем шкафу, девушка пришла к выводу, что у них в доме явно завелся полтергейст, который явно был неравнодушен к ее нарядам, так как три очаровательных платья, в одном из которых Салли непременно хотела пойти на бал, бесследно исчезли из ее гардероба. Сказать, что молодая журналистка была опечалена этим известием, это значит ничего не сказать.  Еще раз безрезультатно перерыв элементы своего гардероба, девушка впала в такое отчаянье, что уже была готова одеться в костюм кролика, что хранился у нее с школьных лет,но к счастью Рейс старшая смогла ее отговорить, утешив свою сестренку-непоседу новеньким платьем на очередную кругленькую сумму со своего счета. И вот, когда проблема вроде была решена, перед девушками предстало совершенно новое препятствие - корсет. Салли всегда считала, что с такой великолепной фигурой, как у ее старшей сестры, корсет совершенно лишняя деталь гардероба, но Соня слишком любила нынешнюю моду, и старалась тщательно за ней следовать, поэтому...
- Соня! Ради всего святого, задержи дыхание! - с мольбой в голосе кряхтела Рейс младшая над шнуровкой корсета, понимая, что ежедневные булочки на завтрак, которые вроде не наносили ущерба фигурам обоих сестер, все же сделали свое дело. И сейчас девушка была просто счастлива, что сама решила обойтись без корсета, а то ее старшей сестре наверняка пришлось бы еще больше попотеть. И вот, когда уже оставалось совсем немного, последний узелок так сказать, Салли позволила себе немного расслабиться, облокотившись на стул, что конечно же не стоило было делать... В конечном итоге - легкий хруст дерева, ушиб, не завязанный корсет старшей сестры, и отчаянный женский крик, который наверняка слышала вся Англия.
Приглушенно хихикнув воспоминаниям утра, девушка аккуратно достала один из своих любимых фотоаппаратов, чудо техники так сказать, личная гордость и радость Рейс -  Ensign Ranger. Крохотная мыльница легко умещалась в ладони, но не смотря на свой скромный размер обладала тысячами разными функциями по обработке фотографий. Когда то эта компания производила лучшие из первых фотоаппаратов в мире, правда их производство закончилось в 1961 году из-за сокращения спонсирования. И вот, буквально через два столетия их производство возобновляется и они снова становятся первыми на Британском рынке, что собственно не удивительно. В общем, девушка была очень довольна, что являлась обладательницей этого очень дорого,но волшебного изобретения, ведь ее фотографии всегда получались изумительными, что очень радовало редакцию газеты. Возможно, что именно благодаря этому она и оказалась здесь, хотя на самом деле Салли действительно была мастером фотографий. Вежливо кивая  и приветливо улыбаясь гостям, Рейс быстро нажимала на кнопку фотоаппарата, пока лишь снимая "пробу" , зная, что весь вечер еще впереди, но уж очень ей хотелось поснимать до начала самого бала. Многих из этих людей девушка уже снимала раньше, взять например того же виновника сегодняшнего торжества - Дериана Мак-Алистера. Наведя на мужчину объектив, Салли быстро запечатлила его легкую улыбку, по мнению девушки Драматург был весьма фотогеничен и весьма прекрасно вел себя перед камерой.
На самом деле хорошо быть умельцем своего дела, особенно если работаешь в известной газете, вроде тебя все знают, ты всех знаешь, но при этом всегда остаешься в тени.
- Очень приятное чувство - подумала про себя девушка, продолжая делать снимки, послушно следуя за сестрой, стараясь от нее не отставать, мысленно умоляя себя не наступить на собственный, длинный подол платья или чей-нибудь еще...

Отредактировано Sally Reis (2012-04-25 18:58:49)

+4

6

Это, конечно, не была психологическая травма, фобия или какой-то комплекс, но, наверное, всё-таки на психике отразилось. С дошкольного возраста красивую малышку Эви чуть ли не насильно заставляли посещать всякого рода вечера. Родители… А маленькая леди, как и полагается леди, умела исполнять классику, да и голос у неё был необычно высокий и звонкий. Её пение – это что-то естественно прекрасное. Вот родители и делали из мисс Вонг развлечение для публики. Как же она это ненавидела! Ей всегда хотелось пойти попить чаю с nanny Ann, которая всегда ей рассказывала интересные истории про прошлые века. Каждое чаепитие история. Наверное, благодаря именно ей, малышка стала писать.
А потом школа. Эти жуткие балы, о котором мечтают все нормальные дети. Девушки желают получить корону, ну а молодые люди… Не буду говорить стереотипно. Эвелин не признавала эти балы, но выбора у неё не было особого. Она была слишком уж строптивой и неправильной, поэтому очень часто «песня-открытие бала» было наказанием девушки. Единственное, что привлекало в школьных вечерах это уход, но не традиционно по-английски, или в связи с её восточным менталитетом, а иначе.
Эвелин Вонг, или как в школе её звали «малышка Эви», красиво приходила, как и положено всем девушкам, восхитительно пела НЕгимн школы, как ей говорили, с группой неформалов, а потом эффектно сваливала с этих танцев пьяненьких утят к правильной выпивки и хорошей музыке.
В колледже куда-то делся юношеский максимализм, точнее он остепенился, точнее, изменил свои методы. Больше он [максимализм] не пытался доказать миру своё, он возжелал направить свои силы на изменение мира и творчество его хозяйки. Журналистка научилась играть на гитаре, писала стихи, рисовала нечто странное, сделала тату, и оттачивала «мастерство слова».
Но ей уже 20 лет, и максимализм остался лишь в работе в виде энтузиазма и творчестве.
Теперь собираясь на этот вечер, она прям, проклинала свою профессию. Когда ей всунули эту статью, она долго отнекивалась, но факты «кто, как не ты», само приглашение и присутствие там Салли Рейс смягчили негативное отношение Вонг к этому балу. Да и материал и правда был хорошим. Много интересного можно будет проследить в подобного рода шествии. А в свете последних событий просто невозможно было пропустить это всё.
Подготовка к бал-маскараду всегда начинается с выбора костюма и туалета к нему. Именно эту часть больше всего ненавидела мисс Вонг. Платье, платье… Эвелин не особо полюбила это новое течение в моде. Единственно, что привлекало, это возврат к прошлому. Вот вроде бы терпеть не можешь выбирать что-то, но голову себе морочишь изрядно. Классика единственное спасение журналистки. Эви мысленно поблагодарила Коко Шанель. Короткое чёрное платье преобразованное соответственно требованиям моды не будет выделяться, а это именно то, что и нужно журналистам. В маленький клатч девушка поместила диктофон, таки на работу она идёт.
Когда она подъехала к месту назначения, Эвелин увидела много машин и слегка поёжилась. Всё-таки Вонг была писателем и не любила такое большое количество людей. Она предпочитала писать о чём-то необычном. И по привычке на такие шумные мероприятие отправляли корреспондентов, но Эвелин пригласили. Вдохнув побольше воздуха, мисс Вонг зашла в холл.
В это время как раз говорил свою речь Дериан Мак-Алистер, любимец всех и вся. Одна Салли столько раз говорила журналистке про драматурга, что Вонг не могла его не заметить. Мистер Мак-Алистер нараспев исполнил восхитительные стихи. Начала играть музыка. В голове пролетели цитаты будущей статьи. Эви улыбалась и со всеми здоровалась.
Заметив, Салли и Соню Рейс, девушка неуверенно подумала подойти к ним, но вместо этого взяла бокальчик шампанского и отошла в сторону, аккуратно наблюдая за всем происходящим. Благо на таких вечерах всегда есть небольшие диванчики. "Вид отсюда шикарный" - подумала Вонг и сделала глоток шампанского, невольно поморщившись.

Отредактировано Evelyn Wong (2012-04-29 19:12:47)

+4

7

«Истинность и все величие автора можно ощутить только после его смерти, те труды, которыми когда-то восхищались, отзывались о них и ставили самые высокие оценки, станут бессмертными достоянием, их будут публиковать во всех изданиях»
Он закончил набивку статьи и выключил лептоп. Очередной отзыв на произведение, очередные хвалебные эпитеты, которых, разумеется, было недостаточно, что бы передать все его восхищение. Кто он, простой театральный критик, и как он, вооруженный всем многообразием и в тоже время скованный всей скупостью языка, мог передать все те эмоции, которые он сейчас испытывал.
Буквы складывались в слова, слова в предложения и так далее. Одиг, два...и еще раз...статья готова. А когда её напечатают, скоро все узнают об очередном прекрасном произведении. Но с другой стороны.
Он извлек из принтера листок бумаги, прочитал его на половину. Сегодня он напишет совсем другой отзыв, отзыв, которому не потребуется такой грубый инструмент как журнальный переплет, отзыв который услышат и узнают все. Он достучится до сердца каждого читателя, покажет каждому все величие искусства. Пускай прольется кровь. Он обессмертит своего кумира, навсегда, а следом и себя. Мужчина достал из кармана сигарету и нервно закурил. Его пальцы дрожали сжимая её. Дым поднимался к потолку, словно танцуя, извиваясь в самых причудливых движениях. В тишине помещения можно было услышать, как шипит сигарета, при каждой затяжке, а клубок дыма устремляясь вверх, словно белая простыня, который накрывают убитых, не оставлял сомнения в помыслах этого человека.
Это был не спонтанный акт, о нет. Он не был безумцем и все спланировал, точнее спланировали за него, много много лет назад. Один автор. Сегодня же он был готов воплотить его труд в жизнь.
Литературная смерть для театрала, что может быть прекраснее? Это не какой то разбой, нож в сердце, или пуля в голову, нет, это варварство, не яд и не удар в спину. Ведь художник должен уйти как художник.
Он вытащил из кармана своего сюртука небольшую записную книжку и полистав ее остановился на одной странице.  Его глаза быстро забегали, читая текст, а через мгновение губы растянулись в улыбке, продемонстрировав белоснежные зубы.
Он снял трубку телефона и набрал номер, который набирал уже сотню раз.
- Ты уже там? Скоро начнется представление, будь готова, Просперо…. - он положил трубку и встал из-за стола.
Все шло так, как и должно было идти. С умыслом ли, или просто судьба так решила, но все именно так, собрав всех действующих лиц в одном месте в одно время.
Мужчина встал, снял со стула черную накидку с капюшоном и достал, пугающую и в тоже время заманчивую, красную маску демона. Следом он достал старинные часы, которые лежали в боковом кармане и перевел их на полночь. Раздался характерный щелчок.
- Что ж, да начнется завершающий акт - сказал он - потом вышел из здания редакции, заперев дверь и тихо нашептывая строки какого-то стихотворения направился на торжественный прием. А вот, собственно, и оно:
«Как-то в полночь, в час унылый, я вникал, устав, без силы,
Меж томов старинных, в строки рассуждения одного
По отвергнутой науке и расслышал смутно звуки,
Вдруг у двери словно стуки - стук у входа моего.
"Это-гость, - пробормотал я, - там, у входа моего,
Гость, - и больше ничего!"
Он направляется на встречу своей судьбе. И кто знает, что ждет его впереди в этом тихом, туманном городе — Лондон.

+5

8

Дериан опустил руки и взял всунутую в руку черную маску обитую бархатом, до этого он перемерил без малого три десятка различных и остановился на этой. Легкая, сделанная из пластика, она приятно облегала его лицо, скрывая от пришедших, усталые и запавшие глаза с темными кругами под ними.. Последнюю неделю Дериан выглядел не ахти. Сильно измотанный, как физически так и морально, постоянное недосыпание, да ко всему он и поесть не всегда успевал, а если и успевал, то мог и забыть об этом. но теперь не стоит показывать этим лоснящимся сливкам Лондонского общества, насколько тяжела работа в театре. Это никому знать не нужно, а новых статей о его мифических болезнях, что так истощили, совсем не нужно. Сколько их уже было и просто напросто надоело. Он хотел что бы от него отстали. Но как отказать Его Величеству, ведь именно этому самодовольному седоку на троне пришла в голову "гениальная идея". Придти то пришла, но воплощать в жизнь пришлось опять таки драматургу. Взяв с подноса бокал с вином, он подошел к столикам и неглядя ни на кого, повернувшись спиной к пришедшим, соорудил себе сложную конструкцию из содержимого нескольких тарелок, запихнув все это в рот, начал старательно жевать.Поесть дома он не мог, дома он не был уже несколько дней, да и в театра было не до того. Наконец спустя несколько минут, он утолил голод и повернулся к толпе гостей, оглядывая их и выискивая более-менее приятные лица. Желательно знакомые. Наконец зацепился взглядом за несколько и решил подойти поближе к кому-нибудь ведь не сделай это он в ближайшее время, то попадет в цепкие лапы дамочек из высшего света. Он уже заметил несколько кучек этих созданий, обмахивающихся веерами и хихиающих настолько противно, что хотелось им головы поодкручивать.
Наконец выцепив глазами знакомые фигуры, он подошел к ним.
- Сестры Рейс, - улыбнувшись краешком губ, он поставил трость между ног и оперевшись на неё, коротко поклонился,- рад вас здесь видеть, Мисс Соня, Мисс Салли. Приятно видеть здесь хоть несколько приятных и еще не приевшихся, а особенно,- он улыбнулся чуточку шире,- симпатичных лиц, эти жеманные физиономии набили оскомину, могу ли я смиренно просить защиты от них у вас и провести хотя бы некоторую часть вечера в компании которую не хочется придушить в течении первых минут общения.
Повернув голову к Салли, он посмотрел в объектив чуть приподняв пальцем маску и дождался щелчка затвора.
- Могу принять разнообразные позы, героическую, комическую, трагическую, ироническую, отвратительную, глупую. Каким меня хотят видеть читатели? Да, кстати помнится, вы обещали мне ужин в прошлый раз, но до сих пор так и не хотите ответить на мои звонки,- после этого он сделал обиженную мину, больше похожую на мордочку кота страдающего от несварения желудка и подмигнул старшей сестре.
- Мисс Соня, как и в прошлый раз радуюсь что наша доблестная полиция хорошеет день ото дня, думаю стоит подсказать Его Величеству, что бы ввел корсет в служебную форму, он вам крайне идет, только еще бы вы не дышали так тяжело, но думаю что подчеркнутая фигура на первом месте?
Он широко улыбнулся, давая понять, что не оскорбляет а лишь пытается пошутить и в это же мгновение, резко шагнул за их спины, едва не садясь на корточки и тихо прошипев:
- Девушки сдвиньтесь поплотнее, если эта корова меня сейчас увидит...
Мимо, строевым шагом протопала матерая бабища, по другому назвать её не получалось гренадерского роста и такая же по ширине, в кринолинах, она смотрелась чудовищно.
- Графиня Торкил, страх и ужас Лондона, от неё стонут все вечера, а еще питает страсть к молоденьким мальчикам, мне страшно представить что она с ними делает, что она во мне то нашла, я как бы уже не маленький, вы так не находите?

+3

9

- Не считаете ли, Ваше Высочество, Мак-Алистер - действительно гений?
«А то. Каждый день. Считаю и пересчитываю».
- Перефразируя Теккерея: "Правы Король и я, а остальные, думается мне, мошенники".

***
- Разве это не великолепная постановка, Ваше Высочество?
«Да прямо Ватерлоо для сплина устроил, смотри-ка».
- Вещи, пьющие из источников величия, всегда выглядят здорово. Вот как у Короля, не просто кабинет (кабинеты же вы видели?), а целый - Кабинет Министров.

***
- Не полагаете, что последние слова героев друг к другу были действительно драматичней всего остального текста, Ваше Высочество?
«Я сейчас поморщусь. И, кстати, меня от тебя кривляться тянет».
- Царственность, грандиозность и велелепие - в принципе синонимы, конечно, но такие разные по смыслу, а я, право, совершенный филологический дикарь в искусстве.

***
- Ваше Высочество, вы слышали...
«Ори громче!»
- А, да, но я так же слышал, что он - одумался, мха-ха.

***
- Ваше Высочество, несколько слов о пьесе?
«Обожаю газетёнки».
- Право, Мак-Алистер настоящий чародей драматургии, и, конечно, как любой алхимик, может требовать, чтобы его побивали только философскими камнями. Разрешите мне оставить этот хлеб любителям послеобеденных посиделок в Волселей? Последнее не пишите.

***
- Мне кажется, это был очень честный момент в пьесе, Ваше Высочество.
«А я б тебе вдул. Но почему ты меня не слушаешь, а я тебя – да?»
- Хммм... Я всегда доверяю тем, кто заполняет налоговые декларации.

***
- Ваше Высочество, крайне умное произведение, ведь так?
«Меня задолбал этот театр. Снесу к чёрту, когда чудаковатый Дери выпадет из фавора, и построю в неоклассическом стиле отель. Здоровый, зараза, чтобы "облака животами скреблись"».
- Это вам автор сказал?

***
- Герберт, ну как, оставит след в искусстве?
«Ага.  А я стану Королём и объявлю, что границей нашей Британии является Амур».
- От рук и от ног. Ах да, он же прямоходящий...

***
- Герберт, он принёс извинения перед отставкой?
«Этот ворюга не стал смущать мой разум своими примитивными доводами в свою пользу».
- Как всегда использовал свой коронный номер в стиле: "Лгите! И вам поверят..."

***
- Берт, он ещё и стихи читает.
«Он их ещё и пишет, чтоб ты знал».
- Волею Британской Коровы… короны!

***
- А ещё та дурацкая пословица, что ирландец в королевстве хуже шотландца. Кто бы подумал, что английская нация может так ошибиться.
«Я сам удивляюсь, чего он не в юбке притащился. Мне прямо не хватает волосатых мужских ног, с тех пор, как переехал из казарм Сандэрхерста».
- Тц.

***
- Маски сыпяться… Хэх.
«Я прямо, как Жанна д’Арк, слышу глас народных глубин в стиле: «глас народа – глас Бога», ну чисто все радуются, что состояние аристократа или же бюджетные средства собственного распорядителя своих финансов в лице Национального Театра пошли на закидывание аристократов шапками. Я один тут такой, да?»
- Не разбери – бери, хм-хм.

***
- Ваше Высочество, его представления всегда так разбавляют наш обыденный ход жизни.
- Давайте составим небольшой тайный клуб:  Audi. Vidi. Tace. Шшшш. Услышь, узри и молчи.
«И отвали».

***
Знатность людей (исключая журналистскую "братию"), подходящих поздороваться к Принцу, падала во вполне соответствующей дворцовому этикету последовательности. В конце концов, Его Королевское Высочество не соизволил избавиться от привычных "кирпичных лиц" своей далёкой от мужественной изящности балетных танцоров охраны, к тому же, одел парадную белую строевую форму Королевского ВМФ, со знаками отличия коммодора, прицепил все "планочки", и перекинул через плечо зелёную с серебром ленту Ордена Чертополоха. Достаточно для людей светских, чтобы за тонким фарфором маски, закрывающей переносицу и глаза (и перехватывающей для удержания на носу - широкой шёлковой лентой тёмные волосы члена Королевской фамилии по затылку от уха до уха), распознать двоюродного племянника Короля.
"Всё хорошо, но зачем здесь столько плебеев? - приветливый взгляд скользнул по собравшимся в зале, вдохновенно, после прочтённых, с явной укоризной в адрес лицемерия всех (что больно проехалось по "тёртым в дрязгах" ушам придворного) собравшихся, стихов - отлично поставленным голосом, кстати - от верховного театрального режиссёра Англии, ожидающих первых тактов-ритмов музыки. - Куда он чешет? - Герберт картинно изогнул левую бровь, наблюдая за ушедшим к столикам с едой Дарианом. - Рыбу жуй, для мозгов полезно, - вежливо отводя взгляд от стоящего спиной к приглашённой им же публики Мак-Алистера, Его Высочество обратил взор к присутствующим. - Ну, впрочем, кому из нас не стоит хорошо питаться? Загреметь в лагерь или тюрьму по статье "проповедующего вредоносные и абсурдные идеи" - не самое худшее, я думаю, по сравнению с тем, что могут приписать мне, если подверну ногу на карьерной лестнице".
Оставшиеся, более мелкие лондонские аристократы и пустоцветные гербы не решались подойти, поздороваться с Принцем, избавляя его от лишних хлопот с растратой заготовленных потешливых фраз, чётко очерчивающих границы между помесью военного с бюрократом и "звездой вечера" в виде драматурга. К тому же, у незначительных людей не нашлось никого, кто бы захотел представить их Его Высочеству, пускай протокол бала-маскарада и позволял некоторые вольности и отступления.
- До первых нот мне надо кое с кем поздороваться, - нарвавшись на выжидающий взгляд адьютанта, молодой человек задумался, кого из простолюдинов лучше обрадовать рукопожатием первым. - Начнём с комиссара, остальные - по списку.
Принц, чтобы не носиться по залу с "хвостом" из свиты, сам прошёлся в сопровождении охраны только до главного копа Лондона, подвернувшейся под руку дважды разведёнке редактора Лондон+, начальника эксплуатационного управления столицы, нескольких банкиров, задержался, чтобы уже без рукопожатия кивнуть паре рыжеголовых ирландских инвесторов. После чего, почуяв карт-бланш на "пару фраз" с Его Высочеством остальные добропорядочные богатеи и чины самостоятельно потянулись к вставшему в сторонке от основной массы светски болтающих в привычных военных, художественных, финансовых и промышленных, а некоторые даже по возрасту - молодёжных, кружках и группках мэру Лондона. Умудрившегося оседлать кресло градоначальника в 23 и уже год вполне безоблачно… с благоразумием выслуживаться.
От тех, чьи имена вызвали недоумение даже у адъютанта, член Королевской фамилии избавился вежливыми "прошу прощения", после чего деморализованные мины совсем уж неизвестных предпринимателей, отогнали всех, кто не успел "поймать волну" приветственных жестов.
"Три танца и отчаливаем, - тонкая ножка поданного официантом бокала провернулась в пальцах юноши, "взлохмачивая" алую жидкость вина по стенкам бокала. - Так. Надеюсь, кто-нибудь тут успеет за это время сделать глупость, чтобы это стало темой на пять минут за обедом с дядей".

Отредактировано Herbert Wilder (2012-05-03 07:27:05)

+3

10

Если бы можно было высветить над головой каждого из гостей бала шкалы, с общим названием "скука", то над головой Лауры бы висела просто бесконечная полоса. Ей было неприятно, неинтересно и просто совершенно не нужно слушать все эти сплетни. И от нечего делать, она начала развлекать себя старой игрой, в которую играют многие детективы, а именно, что ты скажешь о человеке только по его внешности. Да, времена изменились и, если перефразировать Оскара Уальда то, "В наш век, многие пытаются заставить публику судить о скульпторе не по его скульптурам, а по тому, как он относится к жене; о художнике – по размеру его доходов, и о поэте – по цвету его галстука, о принце - по числу его охранников". Она даже несколько минут следила за августейшей особой, когда та появилась, что поделать, это было профессиональное. Впрочем, Лаура была не на работе и перевела взгляд на других людей на балу. В целом, все они соответствовали стандартной схеме, все явились, как говориться с шиком блеском, каждый хотел привлечь к себе внимание своим нарядом, особенно матери семейств, которые хотели найти удачную партию своим дочерям, или же, одинокие львицы, в поисках добычи посещающие каждый бал. Наверное? нельзя найти не одного богемного сборища без таких созданий, о они просачиваются даже на закрытые вечера. Впрочем, люди умнеть еще не начали, любят что-б их дурачили. Интересно, сколько их здесь? Лаура огляделась. Старая игра полицейских, посмотри на человека и скажи о нем все, хах, а Вас все еще удивляет как полицейский может из много тысячной толпы выбрать именно того человека. Старый как мир фокус покус, жесты поведение и все такое легко выдает намерения человека. Лаура даже улыбнулась, читая намерения некоторых как книгу. О вот-вот мужчина нервно оттягивает пиджак, поправляет галстук перед девушкой, она явно ему нравиться, причем очень-очень. А вот еще один развернул носок ботинка к определенной девушке  стоя в окружении красоток. Тоже понятно, его интересует именно это девушка. Многие даже не замечают, как инстинктивно это делают, а ведь для опытного полицейского это уже сигнал, мало ли что на уме этого человека, хотя нет, вот его взгляд заскользил по ее фигуре, значит очередного дела о изнасиловании не ожидается. Что же касается остальных,  о по ним можно было книгу писать, кручение браслетов на руках, легкое потряхивание кистью демонстрация часов, Лаура хоть сейчас могла подойти к каждому и тихо шепнуть ему на ушко чего от него  или конкретно хотят. Но признаться честно, она сама хотела, что бы на нее обратили внимание, но как. Лаура задумалась, попутно беря в руки бокал с шампанским. Список жестов она помнила еще со школы. Но что ей нужно было сделать: встряхнуть волосами говоря о том, что она хочет, чтобы на нее обратили внимание. В такой толпе это мало кто заметит, а еще она еще кого то зацепит, будет выглядеть очень глупо. Как бы невзначай покрутит браслет часов, поднести ко рту сигарету или задумчиво щупает свой пульс, говоря о том , что она нежна и ласкова в постели, зачем ей это сегодня, не с одним бы из участников она не согласилась бы лечь, будь они даже последними мужчинами на земле. И тем не менее, Лаура, искоса, слегка опустив веки бросила взгляд в сторону драматурга и его компании, говоря о том, что она очень хочет что- бы с ней познакомились поближе.

+2

11

«Где же отец?» - мысленно подумала Соня, осторожно осматриваясь по сторонам. Едва Бенджамин Рейс, комиссар центральной полиции Лондона, ступил на порог Банкетинг-Холла, он тут же скрылся в толке приглашенных, оставив своих девочек одних.
А ведь слушая объяснения младшей сестры, старший инспектор вообще не переживала за судьбу бедного Уайтхолла, её больше беспокоила мысль о том, что Салли, при всей своей подвижности и наличия у неё в руках фотоаппарата, вполне могла улизнуть, вслед за папенькой. 
Но как оказалось, такому повороту событий не суждено было сбыться. Именно в этот самый момент к сестрам подоспел Дериан. Признаться, Соня не ожидала, что мистер Мак-Алистер удостоит их своего общества, по крайней мере так скоро. Хотя прекрасно знала о том, что Салли уже приходилось фотографировать драматурга для страниц London+.
Как и оказалось, мужчина в полной мере соответствовал поставленному ему в пример Страудовскому герою. Он был очень приветливым, аристичным, витиеватым, поспешным в словах, вежливость и учтивость в нем одновременно сочетались с вольностью по обращению к ним. И хотя Соня вполне имела право сделать ему замечание, она все же решила промолчать, оставив это небольшое недоразумение на потом, если представится такая возможность.
- Мы чрезвычайно благодарны вашему приглашению, мистер Мак-Алистер. И будем рады вашему обществу. - начала говорить старший инспектор, краем глаза поглядывая на свою сестру. Иногда ей приходилось поворачивать голову. Плотно прилегающая к лицу маска значительно уменьшала угол обзора, что заставляло мисс Рейс чувствовать некоторый дискомфорт. Она все еще не забыла о том, что пришла сюда ради работы и что она, как глава отдела специальных расследований, не должна была терять бдительности.
Не подумайте, она сильно лелеяла мысль, что все обойдется и совсем скоро она наконец приедет домой и ляжет спать. Хотя это не исключало того факта, что Фантом, при всей своей любви к убийствам лиц высокого положения, мог этой ночью неожиданным образом остаться в тени, решить, что пора бы ему хотя бы немного отдохнуть, а работа...работа подождет, особенно если за неё не платят.
- Позвольте высказать свое глубочайшее почтение, премьера была просто великолепна. - слегка улыбнувшись сказала Соня. Сейчас она немного расслабилась, общество мистера Мак-Алистера казалось ей настолько забавляло, что продолжать в том же духе нервничать она просто не могла. Даже когда драматург неожиданно скользнул за её спину, ей составило особых усилий, что бы не рассмеяться. Хотя приглушенный смешок она все таки издала.
Графиня Торкил благополучно прошла мимо, так и не заметив мужчину.
- Можете считать себя спасенным, мистер Мак-Алистер. - сказала Соня, поворачиваясь к нему — Только не забудьте, что теперь вы наш должник.
Последнее было сказано больше в шутку, чем всерьез.
Поддержать беседу и в то же время стараться контролировать все происходящее в зале, вот в чем состоял план старшего инспектора Рейс. Но еще куда важнее было найти отца. Два воина в одном поле уж куда больше чем один. И хотя в зале находилось достаточно охраны, женщина не слишком надеялась на их профессиональные качества.

+2

12

Продолжая послушно следовать за сестрой, Салли торопливо щелкала затвором объектива, снимая лица приглашенных. На самом деле девушке жутко хотелось проскользнуть в центр зала, чтобы поснимать в "гуще" событий, но с другой стороны ей не хотелось покидать Соню, которая явно разыскивала отца, скользя взглядом по толпе.
- Не переживай, он наверняка пошел что-нибудь глотнуть.. - успокаивающе шепнула Рейс своей сестре, делая очередной снимок. Не успела она толком договорить, как к девушкам подоспел сам драматург. Мужчина так неожиданно к ним подошел, что Салли чуть не натолкнулась на его трость, едва успев вовремя остановиться.
- О! Мистер Мак-Алистер! Мы всегда рады вашей компании. - немного с трепетом в голосе воскликнула девушка, делая шажок назад, отходя обратно к сестре, виновато улыбнувшись за свою невнимательность. Пока Соня вежливо поблагодарила за приглашение управляющего за них обоих, репортёрша быстро засняла мужчину, который явно начал позировать приподняв свою маску,  искренне рассмеявшись его словам, и едва тут же не выронила фотоаппарат из рук, когда драматург обвинил ее в игнорировании его звонков.
- Мистер Мак-Алистер, я  вроде вам уже говорила в прошлый раз, что читатель хочет видеть вас настоящего, а за вашим прекрасным актерским талантом он может прийти непосредственно в театр. А что касательно ужина, то вы уверены, что звонили именно мне? Может быть вы так торопливо набирали мой номер, что случайно ошиблись в паре цифр? - отшучиваясь, девушка явно пыталась вспомнить упомянутый разговор о званном ужине, почувствовав маленький укол вины. Но все же решив для себя не придавать этому никакого значения, снова продолжила беседу.
- Если Его Величество, действительно введет корсет в служебную форму, то мы точно лишимся всех стульев на кухне - насмешливо подумала про себя Салли, едва сдержав смешок, надевая на себя обратно маску, которую временно пришлось снять, так как в ней было совершенно неудобно фотографировать, но раз сам Мак-Алистер решил уделить им свое внимание, то девушка решила пока повременить с дальнейшими съемками, вежливо убрав фотоаппарат обратно в сумочку, торопливо поглядев по сторонам, разыскивая подругу.
- Где же Эви? она упускает такую хорошую возможность ... - выискивая журналистку - подругу взглядом, Рейс упустила момент, как Дериан проскользнул к ним с сестрой за спину, прячась от какой то влиятельной, полной дамы. Салли снова не смогла сдержать смеха, после слов мужчины, поэтому все же позволила себе приглушенно хихикнуть, но все же старалась делать это тихо, чтобы лишний раз не привлечь внимание проходящий мимо особы.
- Может быть она не устояла перед вашим обаянием Мистер Мак-Алистер, как и большинство наших читателей? - насмешливо заявила девушка, провожая графиню взглядом - Не переживайте, пока вы с нами, то можете чувствовать себя как за каменной стеной  - смело добавила Рейс, шутливо подмигнув своей сестре.  Почему то в присутствии драматурга девушка почувствовала себя куда более расслабленно, чем без него. Наверное все из-за того, что мужчина не давал ей полностью сосредоточиться на своих мыслях. Но лежавший на дне сумочки телефон, все же не давал ей покоя ,и руки сами собой так и хотели достать металлический корпус, нажать на кнопку, чтобы в очередной раз проверить папку с сообщениями.
За сегодняшний день она не получила ни одного сообщения от Фантома.  Конечно Салли это очень беспокоило. Она сомневалась, что он решил оставить такое грандиозное событие без своего ведома, тем более когда в одном месте, под одной крышей собралось столько влиятельных людей, да плюс еще и сама королевская семья. Рейс сразу же невольно еще раз скользнула взглядом по толпе в поиске еще одного лица, но тут же осознав кого именно ищет, сразу заставила себя прекратить заниматься таким делом.
- И все же, где Эви?! - снова подумала про себя девушка.

+2

13

Она услышала условные слова и посмотрев на телефон метнула его в стену.
- Глупец, какой глупец. - сорвались c её уст - Но тем не менее, спектакль нужно было закончить.
Она смахнула челку, которая все время падала ей на глаза и медленно пошла по коридору подсобного помещения. Там, в зале играла музыка, смеялись люди.
«Ад опустил, - подумала она - все демоны нынь тут».
Она нарочито шла медленно, ступая так, что каблуки ее туфель громко цокали, и это цоканье эхом раздавалось по узкому коридору, по которому туда-сюда сновала прислуга.
Она прошла несколько метров и начала в полный голос читать.
- Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж. Достоинство, что просит подаяния.
- Над простотой глумящуюся ложь, ничтожество в роскошном одеяние. -  тут же вторил ей голос у нее за спиной.
- И совершенству ложный приговор, и девственность, поруганную грубо,- тут же подхватили еще несколько людей и встали за спиной у девушки.
- И неуместной почести позор, и мощь в плену у немощи беззубой, - продолжала она с каждым шагом увеличивая скорость.
Ее спина была прямой, напряженной, она была словно кошка готовая к прыжку, а слова звучали эхом по коридору, хотя никто в зале их не слышал, это были строчки не для них.
- И прямоту, что глупостью слывет, и глупость в маске мудреца, пророка, и вдохновения зажатый рот, и праведность на службе у порока.- уже в унисон читал с десяток голосов.
Двигаясь ровным рядом они шли вперед к дверям ведущим в зал, но за несколько шагов незнакомка вдруг остановилась.
- Все мерзостно, что вижу я вокруг - прошептала она и повернулась к остальным.
Но вступительной речи не было, не было слов, которые бы оправдывали бы их поступок или же подбодрили их. Она лишь молча взирала на них, с укоризной. И каждый понимал к чему она клонит. И все потупили взгляд, их решительность угасла. Огонек, который всего секунду назад светился во взгляде каждого неожиданно потуг.
- Лживое лицо скроет все, что задумало коварное сердце. - сказала девушка - Идите, ваш ждет зал, и будьте готовы.
И все люди, обступая ее, старательно, что бы ненароком не задеть, вошли в зал, рассеявшись в толпе. А она, она смотрела им вслед, и когда двери закрылись тихо прошептала.
- Идиоты.
После чего быстро пошла по коридору обратно. На улице ее уже ждал автомобиль, где на заднем сиденье она вдруг обнаружила конверт. Однако как только она потянулась  к нему. Ее руку остановили. Кто-то, сильно сжал ее запястье, так, что девушка от боли упала на колени.
- Оплата по концу сделки, - раздался голос из темноты искаженным спикером - Кажется вы не закончили свое дело?
- Но там достаточно людей - быстро заговорила девушка стараясь освободить руку.
- Одной не хватает, вот - в темноте блеснул ствол велрода – И что бы все выглядело как надо.
Девушка взяла из его рук пистолет, и направилась в сторону Банкетинг-Холла.
- Если все пройдет как надо, тогда поговорим. - сказал мужчина, провожая её взглядом.

+1

14

Дериан цепким взглядом, оббежал, в который раз, зал, вычленяя знакомые лица людей, после чего выстраивал карту их перемещений и сам старался увлекать своих спутниц так, что бы траектории остальных не пересекались с ними. Он не слишком хотел разводить философствования на тему премьеры или чего то еще, не было у него никакого желания. А все эти рожи, только что не брызгали слюной, стараясь каждый выразить, что ему понравилось в большей мере, при этом все постоянно оглядывались на принца, почтившего сие торжество своим присутствием и теперь упорно отбивался от попыток завязать с ним беседу. Мысленно поаплодировав ему, Дериан чуть притормозил низенького худого старичка, бодро топавшего через зал.
- Сэр Гелхард, слепой, глухой и маразматичный,- пожаловался он девушкам,- при этом мнит себя, едва ли не мировым театральным критиком, поддерживаемый компанией таких замшелых предпринимателей. Сколько я от него наслушался в начале своей карьеры, даже представить сложно.
Он вильнул чуть вправо и перехватил официанта с подносом, взяв бокалы своим спутницам, он решил именовать их именно так для себя, и себе.  Музыка звучала спокойная, и довольно тихо, позволяя гостям разговаривать, скоро, когда все насытятся, зал будет немного очищен от гостей, для этого приготовили стулья вдоль стен и начнется вторая часть, как раз бал, ради чего все было и затеяно то. Хотя будь на то воля самого Дериана, он плюнул бы на все условности и просто поехал домой отсыпаться.
В который раз он со злостью подумал, что идея пришедшая Его Величеству, в коронованную башку, не заставила того самолично явиться сюда, хотя вообще это было странно, но у венценосных особ свои причуды, что с этим может поделать Дериан? Да ничего. Приходится терпеть, что бы не дискредитировать себя и не лишиться фавора, ведь не будем скрывать, находясь в фаворе у его Величества, Мак-Алистер мог решать многие свои проблемы при чем очень быстро и качественно. Это ему нравилось, и менять, что-либо он не хотел.
Мельком взглянув на часы, Дериан понял, что прошло уже полчаса и стоило переходить к самому балу, надо держать марку, поэтому попросив подождать его буквально секунду, он оставил своих спутниц и вновь поднялся на ступени лестницы, обводя взглядом толпу и внезапно замер. Его взгляд уперся в нескольких людей, которых он не ожидал тут увидеть, да и не могли они тут очутиться, прищурившись, он не подал вида и обратился к гостям.
- Многоуважаемые дамы и господа,- он поклонился им, коротко,- я хочу объявить начало второй части нашего вечера, для тех кто соизволит принять в ней участие,- его уголок губ дернулся в улыбке и он продолжил,- музыка звучащая здесь нужна не только для фона а еще для того, почему вечер назван балом, поэтому, кавалеры, приглашайте дам. – И махнув рукой музыкантом, он громко произнес,- маэстро музыку!
«Тьма их забери, это что за представление» Тех людей не должно было здесь быть, обслуживание охранники, пускай и в вечерних костюмах, но все равно их лица он запомнил пока шел сюда. Да даже если и не запомнил бы, они были ему незнакомы до сих пор, некоторых он так и не узнал, но с его паранойей, он прекрасно знал, кто должен быть на вечере и изучил список гостей. Потому что у самого были мысли на этот счет. Но кто, же мог это сотворить, самодеятельность в сопротивлении приветствовалась, но не в таких масштабах, как этот вечер.
После этого, легко сбежал по ступенькам, умудряясь ковылять с приличной скоростью, опираясь на трость, и вернулся к своим спутницам, после чего поклонившись, протянул руку старшей сестре.
- Мисс Соня, разрешите пригласить вас, надеюсь ваша сестра не обидеться на меня за то что я обошел её вниманием, хотя ваша красота заслоняет мне глаза и будь у меня четыре руки, я бы с удовольствием пригласил вас обеих, но все же надеюсь на танец и с вами Мисс Салли.
После этого наклонился к ней и шепнул на ухо, прижав её к себе плотнее, что бы казалось, что они лишь заняты танцем.
- Мисс Рейс, в зале посторонние, и похоже что не просто так, вы можете как то дать сигнал своим людям, тем кому вы полностью доверяете?

+3

15

Все в этом мире имеет оборотную сторону медали, как черное к белому, альтруист к мезантропу. И хоть присутствие Сони на баллу вполне могло быть расценено как противоположность не желания быть на нем, единственное что могла сейчас проклинать старший инспектор Рейс, так это наличие у неё на лице маски.
«Ничего не вижу...» - мысленно выпалила Соня, понимая что обзор возможной видимости был явно очень мал. Мистер Мак-Алистер, который очевидно не желал следовать правилам самого понятия «балл-маскарад» незамедлительно обнаружил то, на что мисс Рейс явно не обратила внимание. И дело не в том, что беседа с драматургом так сильно увлекла её, заставив позабыть о своей работе, а в том, что хотя бы каждую минуту поворачивать голову в разные стороны, как минимум немного странно и бросается взгляду окружающих.
Лишь только тогда, когда несколько музыкальных аккордов, выдаваемых оркестром, заставили их сделать некоторую череду танцевальных оборотов, Соня успела хоть немного, но рассмотреть незнакомцев.
Мужчины, одетые в черные смокинги, значительно сильно выделялись в толпе, но вполне могли сойти за обычных официантов, если бы не отсутствие в их руках подносов с угощениями для приглашенных гостей.
- Думаете сопротивление? - тихо спросила мисс Рейс, когда драматург попросил её подать сигнал.
Аккуратно сняв руку с плеча мистера Мак-Алистера, она стремительно запустила свои пальцы в волосы, как будто поправляя неудобно положенную прядь. Но едва рука старшего инспектора достигла шеи, ноготок указательного пальца скользнул по индикатору тумблера, давая ей доступ к связи с охраной.
Перед тем как отправится на балл, Соня не преминула позаботиться об отдельной волне радиосвязи, которая соединяла бы её с некоторыми людьми её отдела. Она не могла в полной мере рассчитывать на своего отца, который, если помните, должен был усилить охрану по просьбе своей дочери. Не из чувства не доверия, а просто в силу того, что он комиссар полиции и вполне мог принимать решения самостоятельно.
- Внимание, - тихо прошептала Соня, улыбнувшись, будто адресует свои слова мистеру Мак-Алистеру, - обнаружено несколько незнакомых объектов, движущихся в сторону сцены. Опознавательные знаки: отсутствие масок, черные смокинги. Запрашиваю немедленную проверку.
- Так точно. - ответил голос по ту сторону передачи.
- Вас понял.
- Приступаем к проверке.
- Надеюсь, что вы ошибаетесь, мистер Мак-Алистер, - сказала Соня, вернув свою правую руку на плече драматургу, - вы должны знать, что обычно подобные планы не осуществляются в открытую. Те, кто намерен совершить теракт либо уже находится на своем месте, либо не действует настолько явно...для управляющего национальным театром.
А ведь она пришла именно ради этого. Присутствие её на баллу значило, что утром, вместо любимой подушки в комнате мисс Рейс в квартире на Пикадилли, её ожидает твердый, неудобный «письменный» стол кабинета старшего инспектора специальных расследований.
Наличие работы всегда придавало ей сил, даже столь малой и незначительной, которая вполне уже сейчас могла оказаться лишь плодом фантазии одного единственного человека.

+2

16

Огни Уайтхолла светили холодным и совсем не греющим светом, а музыка, сливалась с работающими двигателями и порождала ту какофонию, которую не редко можно услышать проходя мимо театра. Мужчина двигался медленно, сжимая в руках зонтик. Его черный балахон легко развивался будто в такт дующему ветру. Красная маска полностью скрывала его лицо.
Он, как вы догадались, направлялся в Банкетинг-Холл. Но прежде чем он смог бы войти,  необходимо было миновать охрану. Эти стражи, словно серафимы у входа, в так называемый рай, вдруг остановили его и перегородив путь потребовали приглашение. Обычное дело. И оно у него было: слегка испачканное, помятое, но настоящие приглашение.
Охрана, брезгливо осмотрев листок, все же пропустило его во внутрь. Он прошел в зал, и скользя среди толпы, то и дело ловил на себе взгляды других гостей. Его костюм был мрачен, это очевидно. Среди всех этих роскошных платьев и дорогих камзолов он, смотрелся, даже скорее страшно, чем таинственно. Конечно, его это совсем не волновало. Глазами он искал свою цель. Заняло это вполне немалых пять минут. Мужчина, которого он так хотел увидеть, находился среди других тасующих в обществе незнакомой ему дамы. Немного осмотревшись по сторонам, он вдруг заметил другую особу, которая стоя немного поодаль так же смотрела на замеченную им пару.
Сделав глубокий вдох он быстрым шагом направился в ей сторону.
- Какой прекрасный вечер, вы не находите? - сказал он встав напротив младшей Рейс  - Эта ночь, по истине сказочна, а ведь прежде чем она закончится может произойти не мало чудес, мисс? - он посмотрел на девушку и слегка кивнул ей, потом вдруг опомнился и улыбнувшись, впрочем его улыбку скрыла маска, сказал - Какой моветон с моей стороны, обращаться к даме, а самому не представиться, Стид - он кивнул - А как зовут столь прелестную даму?
Он смотрел в глаза девушке, не отводя взгляда,ему незачем было следить за целью, она никуда не денется, и рано или поздно подойдет к нему сама на ту дистанцию, которую он сочтет удачной. А пока, на время заняв другую роль, он немного расслабился. Достал свои часы, Стид посмотрел на них. Стрелка чуть сползла, и он покрутил завод, после чего раздался маленький щелчок. Его глаза заблестели.
«Время так быстро летит».
***
Тем временем люди, которые вышли из подсобного помещения медленно двигались по залу образуя полумесяц. Их смокинги мелькали тут и там, вот один показался из-за чьей то спины и тут же  прикрывшись ей шагнул в сторону, стараясь оставаться незаметным.   
Каждый прятал оружие, небольшие кольты для скрытого ношения, которые, увы, были эффективны только с малого расстояния. Так что они шли вперед, но стараясь быть как можно более незаметными. Точнее думая, что их не видят.
А что же их лидер? Девушка тоже вошла в зал и надев белую маску зашагала по краю, стараясь встать на одну линию с царствующей особой. Она шла быстро и уверенно, едва заметно двигая пальцами, ее колени слегка тряслись а грудь приподнималась при каждом вздохе. Если бы вы имели возможность заглянуть девушке в глаза, то увидели бы насколько расширились ее зрачки. Да, она боялась, но шла вперед.
Вот она поравнялась с Гербертом Уайдлером. И подойдя немного ближе к нему, ее лицо словно окаменело, ладони намокли, а пистолет норовил выпасть из рукава. Девушка считала шаги и даже зацепила плечом одну из дам, услышав в ответ растраженное «осторожней!». Тридцать шагов до Его Высочества. Она решила...будет стрелять с семи. Почему? Да хотя бы потому что до Сатаны всегда остается семь шагов, хотя бы потому что с такой дистанции неважно кто будет стоять между ними, пуля пройдет навылет. Еще чуть-чуть, совсем чуть-чуть. Еще чуть больше десяток шагов. Она чуть ослабила кисть руки, и ствол упал вниз ткнувшись ей в ладонь, еще пара шагов...в ее ладони был уже затвор, еще шаг, она схватила одну из девушек, вырвав ее из толпы, положила пальцы ей на горло и прижав к себе спиной направила пистолет на принца.  В толпе ее жест могли увидеть только те, кто стоял достаточно близко.
Резко стихли разговоры, только звук вдоха наполнил небольшое пространство, когда  люди отшатнулись и замерли в оцепенении. Она надавила девушке на горло, что бы та не могла подать и звука. А музыка все так же играла и в другом конце зала не знали что происходит. Время текло медленно, начался балет. Ее люди двигались вперед, а она, она вот-вот свершит историю. И она даже не заметила, как справа от нее, по ее волосам пробежала маленькая красная точка.

+3

17

Мемориум, место столь же прекрасное, сколь и пугающие. Когда-то потолок этого здания украшала мозаика, но сейчас ее цвета поблекли, часть картинки осыпалась и уже нельзя было с уверенностью сказать что же именно на ней было изображено. В самом же мемориуме, было всегда холодно, температура в помещении редко когда превышала 15 градусов, что, с учетом климата Британии, весьма прохладно. Впрочем Астру это нисколько не смущала, даже наоборот, она любила когда было прохладно, почти так же, как и любила быть одна. Наверное именно по этому она и выбрала эту работу. Посетителей в мемориуме почти никогда не было, да и те спешили как можно скорее убраться подальше. Так что, визиты людей скорее раздражали Астру, чем радовали. Она тихо лежала на стуле, закинув ноги на стол, заставленный, а скорее заваленный  всякой всячиной и несколькими клавиатурами. Сама Астра, играла с голографической проекцией, создавая у себя над головой радужные картинки путем быстрого листания страниц. Это было ее развлечение, не задерживаться не на одной из страниц дольше, чем на несколько секунд. Так что, новости, картинки, порнография и реклама, мелькали словно в калейдоскопе   Она даже не сразу увидела, как зажегся предупредительный экран на ее лэптопе. Потребовалось еще несколько минут, и вот уже сообщение горело и на ее проекции.
- Пффф - выдохнула Астра – ЕВА, если что-то важное то говори, а если нет, то избавь меня от своего присутствия. Я не буду смотреть с тобой старые мультики и уж тем более не собираюсь играть в шахматы.
- Проникновение в программу симуляции реальности- произнес, как и всегда лишенный определенной интонации голос ЕВЫ.
- Ну так изолируй ее - Астра едва заметно скривила губы, впрочем на ее худом и беленом лице это вряд ли бы кто заметил.
-Отрицательно, что-то блокирует доступ в программу, антивирусные протоколы молчат, это проникновение на самом глубоком уровне.
- Супер - Астра встрепенулась и села прямо – Насколько глубоко?- спросила она и переключила экраны на просмотр статистики.
- Очень глубоко, началась подмена реальности, замена кода.
- Определи источник, хотя бы до уровня подсознания и заблокируй, хотя бы ограничь, активируй, сообщи властям….
- Представители власти находятся в данной программе.
- Какого?- Астра согнула спину словно кобра – Что они там делают?
- Вечеринка..
- Дьявол, активировать аварийный вариант - Астра встала и подошла к столу, из которого достала небольшой шприц.
***Уайт-холл, много людей. Астра не сразу поняла что она погрузилась в виртуальный мир, последние проекции было не отличить от реальности и только ее внешний вид напоминал ей о том, что она все таки не в реальности.
Будучи одетой в форменную куртку темного зеленого цвета и синие брюки она явно выделялась из состава гостей.  Впрочем, тут уже началась суматоха, кто бы сюда не проник, он уже все гнал так, как хотелось ему.
- Ева? - Астра приложила руку к уху- Активируй режим невидимости, не хочу объяснять каждому встречному что я тут делаю, ты отследила сценарий?
- Да, произведения американского писателя Эдгара Алана По. И свободная проекция нескольких объектов. - По-Астра задумалась и осмотрелась – Ева переведи часы на пять минут первого.
Стрелки на часах быстро ускорились, и через мгновение было уже 0 часов 5 минут, и тут же несколько человек исчезли, в том числе и человек в черном балахоне и красной маске. Однако, надеяться что все кончилось было глупо.
- Ева, выведи меня на должностные лица, проекцию не разрушай, если резко их выдернем последствия для их мозга будут ужасны, передай управления проекцией саркофагам 7, 19, и 45.
Астра медленно пошла вперед, стараясь не задевать людей в толпе, пусть ее никто и не видел, перевод часов затронул некоторые аспекты, так исчезла девушка которая взяла в заложники кого то, по счастью вторая девушка была тоже программой, так что ее вернули в стандартное положение, интересно заметил ли это кто не будь? Одним словом кавардак и дежаву.

0


Вы здесь » C O N T I N U U M » Акт первый. Начало » Сцена первая. Заварушка в Уайтхолле


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC