C O N T I N U U M

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » C O N T I N U U M » Архив » Ройбос по Кенсингтонски


Ройбос по Кенсингтонски

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Ройбос по Кенсингтонски

Дата: 18 апреля 2189 г.
Временной промежуток: 08:00-10:00
Место действия: Кенсингтонский дворец
Краткое описание: 18 апреля 2189 год, 08:00 утра. Центр Лондона. Пара полицейских, направляясь по дороге на работу, обнаружили очередной плакат от господина Фантома. Сомнений нет, Сопротивление собирается нанести очередной удар. Впрочем, именно это и придется выяснить принцу Герберту и Соне Рэйс, так как их город под угрозой.
Участники: Herbert Wilder, Sonya Raise

- Ваше Высочество, хорошо бы вам с этим лично ознакомится...
Герберт поднял взгляд поверх кромки плавающих перед носом голографических экранов на сидящего напротив помощника; помимо их двоих в просторном салоне Ролс-Ройса никого не было. Так что - перед началом активных "приёмных часов" (процентов 60 времени у Принца уходило на посетителей и разноранговые совещания) - молодой человек расстегнул все пуговицы своего форменного кителя, обнаружив под ним чёрную жилетку, неожиданно-живописно расшитую рисунком в виде цветков красных роз.
- Лично Святые Небеса знают какой в очереди наследования должен ознакомиться... - с тихим сарказмом выдохнул Герберт, разрешающие кивнув секретарю, и перед его глазами, поверх всех остальных "окон" выплыло со срочным сообщением. - Твою мать. Тц, - в глаза блондина просто таки ударил жёлтый плакат с огромными пятнами крови. Мультяшно-аляповатыми пятнами. - И что это?
"Резонный, ...дь, вопрос!"
- Плакат, Ваше Высочество. Висит на Голден Стрит. Обнаружили полицейские.
- Кровь настоящая?
- Э... Ну...
- Размер?
- Старый бумажный формат А2.
- Кто повесил?
- Ф... Фантом?
- КТО ПОВЕСИЛ?
- Пока что... Н-неизвестные?
- Когда? Сколько его ужи видели человек? Фотографировали? Сообщения в прессу? Тревожные звонки в полицию? Эксперты подъехали, чтобы снять со стены? Загородили его чем-нибудь?
- ...
- Это не риторические вопросы. Что я скажу, если с меня спросит Его Королевское Величество? В ближайшие минуты? Я не могу в отличие от тебя, как...
"...цкий лупень".
- ... исихаст отмалчиваться. Почему не знаешь, а докладываешь? Теперь без толку ехать в мэрию.
Махнув правой рукой Его Королевское Высочество одновременно закрыл все голографические панели, после чего вызвал "кабину" водителя и приказал разворачиваться обратно во дворец.
"Бестолковы ублюдок. Я теперь понимаю, почему у нас столько разговоров о реформе образования".
- До обеда всех перенести на завтра на после 18:00. Как хотят пусть со своими расписаниями разбираются. Гхм. Департамент мне, - послушный голосовой команде компьютер автоматически набрал номер Лондонского отделения Департамента по Борьбе с Антигосударственной Деятельностью, начальником которого, по совместительству с мэром Лондона, являлся Герберт. - По оперативной части заместителя моего. Снодграсса... Как нет на рабочем?
"С любовницей, ...др, кувыркается? Что бы, ...дь, у его "любовницы" был х... размером с Биг Бэн. С...а, долбится в ж..., а потом "ой, не могу усидеть на работе"! ... ... ...".
Уайдлер, глубоко вздохнув, тяжело сглотнул и просунул указательный палец правой руки под ворот рубашки, чуть оттянув тот.
"С самого утра было ...ое настроение. Как знал ведь, что не к добру так хорошо себя чувствую".
Сложные (политического толка) размышления о том, какое сообщение сделать по телевидению, если сделать, или послать пресс-секретаря? С кем, помимо отсутствующего Снодграсса созвониться и выработать совместную позицию? В конце концов, у кого в Лондоне рейтинг популярности достаточно высок, чтобы можно было им пожертвовать, заставив этого человека сказать что-то в стиле "я беру личную ответственность за ваши жизни".
"Хорошая фраза, - отметил про молодой человек. - Не только власти города и правоохранительные органы несут ответственность за жизнь лондонцев. Но и сами лондонцы. Поэтому настоятельно просим сообщить любую информацию по факту происшествия... Слова для кого-то в погонах. Мне не годится. Тем более, что ещё за "по факту происшествия"? Вдруг случай с плакатом не будет подлежать разглашению? Трёх человек он убьёт. Как много".
- Не говоря уже о запятой.
- Ваше Высочество? - почтительно выразил непонимание помощник.
- "С уважением ФАНТОМ". Без запятой написано, после "С уважением" должна быть запятая. И куда торопился, что забыл?
"Никак - убить трёх каких-нибудь дуралеев..."
Рабочий кабинет в Кенсингтонском дворце принял Герберта тишиной и спокойствием. Пока что в одиночестве необходимо было выбрать козла отпущения за плакат.
"Какая помойка. "Устрашающий плакат" - "большое дело, опасное, государство в беде". А вопросы о медицинском страховании или пособиям неполным семья - это так. Можно и не собираться даже".

Отредактировано Herbert Wilder (2011-04-22 21:11:38)

+1

2

Начало игры. Дубль №2.
Лондон — великая и процветающая столица, существующая уже не одно столетие. Под руководством нынешней тоталитарной власти она стремится стать бесспорным центром своей страны, чьи приказы исполнялись бы беспрекословно. Впрочем, в этом она действительно преуспела и изменить это невозможно.
Город тянулся на несколько миль по обе стороны Темзы: пропитанная гарью корка домов, разукрашенная дворцами, башнями, храмами и рынками. В любом месте города, в любое время кипела оживленная деятельность. Улицы были запружены рабочими и прочими людьми спешащими по своим делам.
Соня наблюдала за всем этим через стекло черного правительственного автомобиля. Ей никак не давала покоя разбитая полтора часа назад чашка кофе. Услышав крики сестры, Рейс бросила напиток на пол и направилась в её комнату, но обнаружила там не грабителей или убийц, а всего лишь Салли запутавшуюся в одеяле, а в результате еще и свалившуюся на пол. И так бывает каждое утро, ну...почти. Едва девушка покинула квартиру, дабы посетить свою любимую закусочную «Retro Diner», как тут же была вызвана на работу. Вот только ехать ей нужно было не в полицейский участок, а в Кенсингтонский дворец, на встречу с принцем Гербертом, герцогом Глостерским. Наверное, одно из преимуществ шефа полиции это то, что у тебя есть возможность встречаться с людьми, о которых ранее тебе удавалось читать лишь в газетах или слышать в новостях, побывать в тех местах, которые в детстве видел лишь на картинках. Честно говоря, Соня никогда не бывала в Кенсингтоне. Надобность в посещении этого района отсутствовала, а во время заслуженных отпусков, что бывало крайне редко, девушка любила посещать совершенно другие места. Поэтому знакомство с исторически состоявшимся дворцом должно было стать для Рейс первым.
Как только автомобиль припарковался подле парадного входа, двери его автоматически распахнулись и девушка вылезла из машины. На пороге её ждал дворецкий, он вежливо поздоровался изображая легкий поклон, а затем предложил Соне проследовать за ним, в кабинет его Высочества, принца Герберта. По дороге к загаданному пункту, Рейс осматривала все окружавшее ей. Это было действительно невероятно и майор еле сдерживала себя, что бы не открыть рот. На миг ей показалось, что она вернулась на несколько столетий назад, во времена, когда Великобритания еще не отличилась особым уровнем технологического развития. Любая девушка в таком дворце могла почувствовать себя принцессой, даже не будучи связанной кровными узами с правящей династией. Красные ковры и шторы, стены завешаны самыми разнообразными произведениями искусства. Где ни где по углам располагались скульптуры и хорошо ухоженные растения. Все это закреплялось отлично продуманной системой освещенности, которая увы этим солнечным утром была выключена. А может и к счастью. Судить было нельзя.
А вот и обещанный кабинет — пронеслось в голове майора Рейс. Девушка поспешно сняла солнцезащитные очки, пока дворецкий открывал перед нею дверь. И как только она вошла, пожилой мужчина поспешил удалиться. Перед глазами Сони предстал роскошный кабинет, в котором на данный момент находился лишь один человек и им был принц Герберт.
- Ваше Высочество. — поспешила сказать девушка делая небольшой поклон головой и понимая, что она чуть было не изобразила «книксен». — Майор Соня Рейс к вашим услугам.

0

3

Рабочий кабинет Его Королевского Высочества Принца Герберта разве что в части декора, а не функциональности, отличался от прочих рабочих кабинетов "высоких чинов" Великобритании 22-го века. Антикварная мебель, шкаф с книгами, портреты ныне здравствующего Короля и Королевы, обширный стол напротив которого несколько кресел для посетителей. Задвинутые тяжёлыми шторами окна. Молодой блондин в мундире выглядел во всей обстановки "величавой древности" не то, чтобы несуразно, но так, будто... кабинет был предоставлен ему "на вырост". То есть, в большей мере "заради будущих заслуг", а не в связи с нынешними.
Впрочем, подобные мысли были бы ошибочные. Герцог Глостерский владел Кенсингтонским дворцом и всем, что есть в нём, по праву рождения, а не каких-то "трудовых подвигов" и "служебных заслуг".
- Майор, - вежливая, ничего не значащая улыбка появилась на губах Принца. - Без заглавных букв, - разрешающе кивнул он шефу полиция, позволяя обращаться к себе по простому, то бишь - "сэр".
Двоюродный племянник Его Королевского Величества Говарда медленно встал с кресла и слегка наклонился вперёд, протягивая правую руку словно для рукопожатия. Вот только это не было приглашающим жестом "поздороваться по настоящему". Одетая в белую перчатку правая ладонь Гербета сжалась в кулак на слове "Фантом", на появившийся прямо над лакированной красноватой поверхность стола голограмме плаката обнаруженного на Голден Стрит.
- Что вы можете сказать по поводу преступления, оскорбляющего Короля, Отечество и Нацию? - ткань перчатки на руке Его Высочества, сжатой в кулак, видимо натянулась и, казалось, ещё секунда, и она лопнет, оставляя некрасивую "трещину-разрыв, сочащуюся нитками" на белой ткани.
Его Высочество, так и не разузнав, кто же именно протолкнул стоящую у дверей женщину на пост шефа полиции Лондона, в принципе старался не слишком её беспокоить, тем более что прямой иерархической соподчинённости между мэром и главным копом не существовало... хотя, конечно, Герберт имел право в любой момент потребовать у Сони отчёт о действиях и проведённых мероприятиях.
"Чудные парни эти... из Сопротивления. Думают, если у Британской Власти появится одним предметом ненависти больше, это как-то послужит к нашему смягчению и посвящению? Наивное заблуждение..."
Взгляд зелёных глаз Принца пробежался сквозь голограмму плаката с угрозой по фигуре майора Райс.
- Но сначала я скажу вам, что известно об этом преступлении мне... - молодой человек сделал паузу, фальшивая великосветская улыбка коротко изогнула его губы. - Ни-че-го. И мне бы хотелось знать, почему же мне до сих пор об этом ни-че-го неизвестно.
Сжатое в правом кулаке слово "Фантом" было освобождено от хватки, когда мэр сел обратно в своё кресло, небрежным жестом отодвигая плакат в сторону, к левому краю стола, так, чтобы у него с женщиной был прямой зрительный контакт.
- Неудовлетворение, мгм, Высочайшее неудовлетворение может вызвать отсутствие чётких данных по данному плакату. Теперь уже лондонцам предлагается убивать лондонцев. Уверен, подобный совет приведёт в восторг известные радикально настроенные слои населения. Впрочем, не слышал, чтобы террористы подавали хоть раз за всё время со своего появления какие-либо другие советы, кроме "побольше взрывов и жертв!"
"В чём лично я нахожу мало удивительного. Не за глубокомыслие им платят и оказывают покровительство".
- Если они кого-то выберут и действительно убьют, необходимо, чтобы официальные документы свидетельствовали о несчастных случая. Если это будут простые и мало известные граждане, конечно же. В противном случае этим будет заниматься не полиция...
Блондинистая голова чуть качнулась, указывая на одно из кресел напротив стола.
- Присаживайтесь, майор. И... рассказывайте. Обо всём, что собираетесь сделать по поводу данного плаката.

Отредактировано Herbert Wilder (2011-04-23 17:26:41)

0

4

Нельзя узнать чего стоишь, пока жизнь не изобьет тебя дубинкой. - пронеслось в голове у Сони, когда принц Герберт наконец закончил. Честно говоря, девушка совсем не ожидала такой беспардонности от герцога. Возможно, она просто перечиталась женских классических романов, а возможно не была готова оказаться в такой ситуации. Ну как бы там ни было, все бывает в первый раз и надо выкручиваться. Девушка удобно умастилась в кресле, положив свои очки на край письменного стола. Сейчас была её очередь толкать речь, вот только Соня немного опасалась это делать. Толи из-за крайней своей неопытности, то ли из-за еще чего-то, хотя на самом деле это не столь важно. Но факт остается фактом, еще совсем недавнее повышение не успело сделать из девушки истинного исполнителя возложенных на неё обязанностей, а это могло вызвать в ней лишь скромность и небольшую боязнь.
- Простите, ваше Высочество, — наконец собравшись с мыслями начала Соня, и похоже забыла о том, что теперь ей положено обращаться к Герберу совсем иначе — но выдумывание ложных данных это работа министерства информации. Обязанность полиции следить за порядком и безопасностью граждан и лиц, стоящих в верхах страны.
Рейс взглянула на голограмму плаката, бегло читая строки написанные на нем. До этого момента шеф полиции еще не успела ознакомится с запиской оставленной Фантомом. Как уже говорилось выше ее выдернули практически из собственной квартиры, а по дороге вместо того, что бы рассказывать о случившейся ситуации, подробно объясняли правила поведения в стенах Кенсингтонского дворца и разговора с принцем. Немного подумав, Соня продолжила:
- Если вы намерены объявлять утренний комендантский час, то стоит это сделать уже сегодня. Нужно смотреть правде в лицо, мы не знаем сколько плакатов еще люди увидят, скажем, выгуливая утром собаку или собираясь пораньше на работу. То, что было уже сделано, изменить нельзя. Вы предлагаете заметать следы там, где вместо пыльных отпечатков осталась втоптанная грязь. Да и к тому же, у нас есть все основания полагать, что под прицел попадут вовсе не простолюдины. Хотя не нужно исключать того факта, что этой ночью может произойти не мало несчастных случаев. И тогда, - глаза девушки на секунду вновь вернулись к плакату, - жертв будет больше трех.
Чего он добивался этим посланием? Что хотел сказать? И почему нет запятой? Быть может Фантом решил податься в семантику? Ох, я не детектив, что бы разгадывать такие загадки. Надо будет сделать один звонок Маршалу, ибо без должных деталей я рискую стать ланчем самого герцога Глостерского.
- Все, что мы можем сделать так это усилить слежение за улицами города и убедиться, что наше любимое правительство будет в безопасности. Если понадобится, я лично готова присутствовать при всем этом.
На этом Соня предпочла закончить свою речь. Она искренне надеялась, что принц будет удовлетворен её ответом. По крайней мере это все, что она могла предпринять на данный момент. Слова её были весьма спонтанны, она говорила то, что первое приходило ей на ум, поэтому девушка тут же следом погрузилась в раздумья, вспоминая все ли ей удалось упомянуть и не было ли ничего такого, что следовало бы лучше умолчать. Принц был явно не в настроении, а скандала в кабинете Кенсингтонского дворца майор Рейс вовсе не желала.
Поправив прическу, девушка снова взглянула на плакат. На этот раз в глаза бросились огромные кровавые брызги и Соня уж было подумала не настоящие ли они. Но она тут же покончила с этой идеей, так как считала что это выглядело бы не очень то и оригинально со стороны самого Фантома. Хотя плакаты это уже и признак отсутствия оригинальности — pr-материал прошлого столетия. Почему основатель Сопротивления делиться с людьми своими мыслями именно таким устарелым способом? Не проще ли пустить информацию в интернет или взломать систему BTN? Организация уже не раз доказывала, что способна на многое. Но почему именно плакаты?

+2

5

Ответ про Министерство информации, как главный источник дезинформации для населения, Его Королевскому Высочеству не слишком понравился. Человеком мягким Герберт не был и привык в Королевском ВМФ к тому, что у одного исполнителя есть только один непосредственный начальник, а потому "изгибаться и юлить" подчинённому без толку, поскольку если непосредственный командир говорит "делай", надо делать, даже если "дело" не имеет прямого отношения к твоим должностным обязанностям. Лондон же - и все его городские службы (включая полицию) обеспечивающие жизнедеятельность мегаполиса - о увы, был не так прост, как фрегат "Венценосный".
У блондина и без строптивости майора Райс было полно проблем. Начиная от гневных речей его противников в Палате Лордов (про своих оппонентов герцог Глостерский повторял часто только одну фразу: "Они мне жалуются на пробки на дорогах и дополнительно взимаемые в столице налоги - как своей жене. Разве я виноват, что у них в личной жизни проблемы и им некому, кроме меня, разумеется, выговаривать свои глупости?") и заканчивая... да всё тем же Сопротивлением.
Короткий спич Сони об утреннем комендантском часе на пару мгновений, пока Принц не сообразил, чем это ему грозит, вселил в него некоторую надежду. Совет был, конечно же, хорош. Настоящий такой совет профессионала и правильного человека, эдакое честное решение, честное заявление: "Власти запрещают ходить по улицам всем лондонцам, так как вы можете увидеть что-нибудь ненужное и выявляющее недоработки властей города". Но - что за досада! -  когда бы честные поступки годились в Британской политической жизни - право, какие тут могут быть сомнения?! - тогда бы Англия не прикрылась "железным занавесом" от всего мира.
Герберту было нужно, чтобы шеф полиции сказал что-то вроде: "При попытке к бегству с места преступления были убиты двое вешавших плакат. Свидетелей опрашивают". Тогда бы и сам мэр Лондона был доволен, и в верхах были довольны, и граждане бы были довольны. Всё остальное - мелочи.
Имеет ли смысл попытка перетащить поправляющую свою причёску в кресле напротив и задумчиво в очередной раз разглядывающую голограмму плаката с посланием женщину в свой лагерь? К собственной досаде Принц притащил майора в свой кабинет раньше, чем продумал этот вопрос.
- Нет, не будем возводить такую уродливость, как запирать граждан в их жилищах и на рабочих местах, в ранг правила. По крайне мере, гхм, с утра. Хватит и обычного вечернего. И, пожалуй, не стоит разводить суету, ставить дополнительные кордоны полиции к уже имеющимся вокруг... жилищ высокопоставленных чиновников.
" Пусть сами разбираются, ублюдки. Даже недурно будет, если прикончит пару провонявших е...лей, коррупцией и алкоголем п...сов. Тех, которые мне смету за любое здание завышают в два раза, скоты. Да и в конце концов, что такое три человека? Ничего грандиозного... Будут они или их не будет".
"Борьба с породой", "сопротивление породе" - были тяжким бременем, которым молодому аристократу постоянно приходилось заниматься если не наедине с собой, то хотя бы в вопросах "государственного устройства". К несчастью, блондину не всегда удавалось победить черствость и наплевательское отношение к "личности", а также "чужой продолжительности жизни".
- К вечеру мне нужны результаты внутренней проверки полиции по факту того, кто вешал плакат, кто наблюдал за камерами, установленными на Голден Стрит и почему не был подан своевременный сигнал о данном преступном акте.
На тонких губах Его Королевского Высочества появилась кривая улыбка. Словно хотел добавить: "Прежде чем за Королём следить, за своими подчинёнными уследи". Молодой человек поднялся из кресла, сделав разрешающей жест "сидите" в адрес Сони. Обойдя стол, он взял с края её очки и встал так, чтобы загораживать от неё голографический плакат, сверху вниз смотря на майора.
- Вполне резонно усилить патрулирование, впрочем. Думаю, расквартированные в частях рядом с Лондоном солдаты для этого в самый раз. К обеду, пожалуй, стандартная схема совмещённых дежурств должна уже вступить в полную силу. Свяжетесь с военными сами. Впрочем, через час уже будет готов приказ.
Соня Райс на шахматной доске политических фигур была фигурой неизвестного Герберту в лицо игрока, и, как следствие, ему показалось беспечно отвергнуть все её предложения. Мало ли, кому, при каких обстоятельствах и в каких фразах она потом "мило проболтается" о том, что она нашла необходимым предложить мэру Лондоно в качестве "средств предвосхищения террористических актов"?
"Пусть думает, что хоть что-нибудь значит. Тем более, что солдатне всё-равно нечем шибко заняться".
- За себя не переживаете, майор? - неожиданно усмехнулся Принц, взвешивая на ладони её тёмные очки. - В происшествии со взрывом дворца были задействованы гораздо более высокие чины, чем мы с вами. Так что этот глупый плакат самое то - нам показать способность плодотворно сотрудничать и принимать взвешенные решения, не так ли?

Отредактировано Herbert Wilder (2011-04-25 04:31:56)

+2

6

Схватившись за ручки кресла, Соня уж было решила встать, но принц Герберт жестом дал понять, что не стоит. Локти опустились вниз, сама она даже немного расслабилась. Внимательно наблюдая за действиями герцога, Рейс старалась вслушиваться в каждое слово сказанное им. Она вовсе не хотела, что либо упустить. Но, если честно, не все и понимала из того, что он говорил. Беседа их напоминала скорее не диалог, а последовательное выслушивание монологов. Делая друг другу некие доклады, Соня все больше понимала, что парень заводит её в тупик. Не исключено, что скора этот кабинет превратиться в камеру пыток, а роль палача будет отыгрывать не майор Рейс, а принц Герберт.
Зачем он взял её очки? Быть может его Высочеству не нравилось наличие лишних вещей в его кабинете, а может он хотел убедится в обычности этой вещицы. На сегодняшней день, среди полицейских в большую моду вошли солнцезащитные очки, способные передавать на свое «стекло» данные, требующие срочного ознакомления. Соня даже сталкивалась с такими экземплярами, в которые была загружена база данных о всех гражданах города, а порой и страны. Вот так посмотришь на герцога Глостерского, и сразу на экран будет выведена вся его биография. Но к счастью или к сожалению, эту технику майор Рейс не приветствовала. По её мнению это очень отвлекает при выполнении заданий, а за белым шрифтом порой не успеваешь увидеть, как кто-то намеревается всадить в тебя пулю.
- Ваше Высочество, скажите, зачем тянуть до вечера, если можно выяснить все прямо сейчас? Я надеюсь вы позволите мне воспользоваться вашим компьютером? - с этими словами майор Рейс поднялась с кресла. Ей пришлось очень быстро сделать шаг в сторону, дабы не столкнуться со слишком уж близко стоявшим герцогом. Обойдя его с правой стороны, девушка подошла к голограмме плаката. Легки взмах кончиками пальцев и плакат отъехал в сторону, не мешая майору с её работой.
- В систему можно попасть абсолютно с любого компьютера. - продолжила девушка на миг взглянув в сторону, где стоял Герберт, - Вот только для того, что бы войти в неё нужно пройти некоторый перечень процедур. Разумеется, такая вседозволенность в используемой технике, может сделать хранящуюся там информацию очень уязвимой перед хакерами. Поэтому дабы избежать блокировки входа, нельзя допустить не единой ошибки. Человек не знающий точных данных, вряд ли проникнет сюда с первого раза. А это приравнивает возможность взлома к нулю. Ладно, приступим. Осуществить вход в центральную лондонскую систему.
- Производится идентификация голоса.
- Майор Соня Рейс, шеф лондонской полиции. - сказала четко и членораздельно девушка.
- Идентификация принята. Введите код.
На экране возник английский алфавит. Немного заслонив собой голограмму, майор ввела требовавшиеся буквы.
Салли Эвартс...
- Код принят. Требуется идентификация проходного устройства.
- Простите, ваше Высочество. - с этими словами девушка дернула за указательный палец правой руки, послышался небольшой щелк и глазу принца предстал крохотный механизм вмонтированный в протез (между пальцем и началось ладони), который Соне приходится носить уже более семи лет. Аккуратно подведя руку к экрану, возникло сканирующее устройство в виде небольшого красного лазера.
- Идентификация принята. Добро пожаловать, майор Рейс.
- Ну теперь посмотрим, что записали камеры. - довольно сказала девушка, вправляй обратно свой палец. - Показать съемку движения на центральной улице Лондона. Ночь на 18е апреля, Голден стрит.
Перед глазами обоих возникли кадры зафиксированных передвижений. Но это была всего лишь патрульная машина, объезжающая улицы города в поисках нарушителей комендантского часа. Затем собака, по видимому сбежавшая от своего хозяина и решившая отыскать пристанище для ночлега.
- Следующий кадр. - приказала Соня.
- Данные отсутствуют.
- Хм, попробуем немного иначе. Зафиксированные движения в точке, где был обнаружен объект по делу #48699563L6.4.168, в промежутке времени с 22:00 17го апреля по 06:00 18го апреля.
- Данные отсутствуют.
Потеряв дар речи, девушка отступила от голограммы на шаг назад.
Как это возможно? Простая ошибка или среди нас завелась крыса?

0

7

Его Королевское Высочество не потрудился посторониться, когда шеф полиции протиснулась мимо него к его рабочему столу. Мог, пожалуй, схватить её за локоть, приказать заткнуться/выметаться/"делать, что говорят", но решил, что пока - не стоит; пожалуй, пусть будет немного попустительства; отчего бы не сделать вид "милашки" (с причмокиванием), который может войти в положение молодой женщины, впавшей в рабочую ажиотацию; почему бы и не забыть обратить внимание на то, что его рабочий кабинет - это его рабочий кабинет, а не её, и если каждый человек, с которым Принц встречается и которому отдаёт какое-либо, даже самое пустяковое, приказание, вздумает выполнять свою работу на его компьютерах... ни к чему хорошему такое не приведёт.
Часть лекции об электронных системах безопасности полицейских баз данных герцог Глостерский прослушал, всё ещё стоя спиной к Соне, соизволил обернуться молодой блондин только после извинения, вслед за которыми шеф полиции... с лёгким щелчком придала одному из пальцев на одной из своих руку пару лишних миллиметров. Губы мэра Лондона округлились в немом "Оооо", пока он не вспомнил, что если он - "герой-морской офицер", то майор Райс - "герой-детектив". И, кажется, больше всего героизма приходится на её правую, искусственную руку.
Двукратное повторение сообщения: "Данные отсутствуют" - скорее оказались подтверждением неприятной догадки, вторым звеном в цепи паршивых происшествий за утро, чем неожиданностью... или сенсацией. Люди, умудрившиеся подорвать крыло в резиденции Королевской четы - должны и даже таки обязаны уметь прекрасно обращаться с электронными базами данных и "закрытой за семью печатями" информацией. Полицейская сделала шаг назад, принц же, наоборот, сделал шаг вперёд, оказываясь точнохонько за её спиной.
Удивление или же возмущение чем-либо, распространяющееся сверху вниз по иерархической лестнице, плохо тем, что массам, находящимся на нижних ступеньках, неоткуда ждать "уверенности в завтрашнем дне", вразумления и успокоения. Принц Герберт не считал (и не нашлось бы во всём мире человека, который бы его считал) себя мечтателем или романтиком, далеко опередившим свой век, наоборот, перед ним, как перед чиновником, государственным человеком, остро стояла необходимость "устраиваться" и - ещё острее - подленькое "договариваться". Молодой человек пока не приобрёл большую известность в Британии, но только по той одной причине, что политик в современной, 22-го века, Англии, получал известность... только известного рода. И заключалась она в том, что все знают подобную личность как "борца с самыми необходимыми чаяниями и желаниями народа". Конечно, официально это называется и восхваляется/одобряется вовсе по другому, на деле же выходит не то, что консерватор, а уже цельный ретроград.
И, при стремлениях к такому будущему, при постоянной необходимости оборонять себя от нападок за любое движение и шевеление пальцем в финансовой или экологической политике Лондона, ещё теперь... следить за душевным равновесием Сони Райс, неизвестно за какие заслуги назначенную шефом полиции?
- Внутреннее расследование, майор, - неохотно Его Королевское Высочество вышел из-за спины женщины, устраиваясь обратно в своём кресле. - С фамилиями тех, кто имел доступ к базе данных, права на удаление или исправление записей, даже простого просмотра. С графиком дежурных, то есть ответственных за наблюдение за камерами на улицах. С показаниями отечественных за участок Голден Стрит о прошедшей ночи. С рапортами патрульной службы, ходившей в том районе. Со сведениями. По плакату - где сделали чернила, где сделали бумагу, в конце концов, если кровь - настоящая, определить, чем питалась жертва. Где жила. Ну, вы в курсе. И за вашей подписью. Сделаете?
Почти даже приветливый взгляд зелёных глаз упёрся в лицо женщины напротив.
- Любая революция, запрещённое, право, слово, кхм, непобедима лишь до тех пор, пока никому неизвестно, что она вовсе существует. А, как только выходит на свет, тут же уловима за руку.
"В конце концов, перевешаем всех подозрительных".
- Останетесь на чашечку чая? - герцог Глостерский слегка приподнял белёсые брови, протянув левую руку к панели с внутренней связью, на случай необходимости отдать распоряжение прислуге.
"Хотел бы я знать, как смерть троих "неких" что-либо прибавит либо же что-либо убавит от народного понимания Свободы..."

Отредактировано Herbert Wilder (2011-04-26 18:58:45)

+1

8

Соня еще несколько минут не могла прийти в себя. Глаза с недоумением смотрели на голограмму, сама девушка не шевелилась вовсе. Пропажа необходимых данных настолько потрясла её, что она не была в состоянии адекватно оценивать ситуацию. Было очень трудно понять, что кто-то мог не допустив не единого промаха проникнуть в систему и уничтожить те данные, которые могли бы дать ответы на все поставленные вопросы. Но предположить, что это мог быть гениальный в своем роде взломщик не просто, а точнее очень глупо. Вероятней всего, что виновником пропажи данных стало лицо, которое имело полный доступ в систему управления городом. Но, к сожалению, таких людей предостаточно, что бы занять весь полицейский участок работой на весь день. Так или иначе, в каждой сфере человеческой деятельности находились люди, поддерживающие правильное функционирование этого центра и работали они над ним ежедневно, а не когда в этом появится действительная необходимость, или безвыходность.
Голос герцога Глостерского наконец разбудил девушку из глубокого сна раздумий. Поначалу она хотела обратно присесть в кресло, но на пол пути вдруг передумала, оставшись стоять выслушивая его поручения. Толи из желания ускорить работу, то ли из мысли о неопытности майора Рейс, его Высочество говорил о тех вещах, которые тут же предпринял бы любой полицейский. Это был стандартный перечень действий при пропаже каких либо данных или вещей. Вот только времени на такую работу уйдет не одна минута, во многих вопросах нужно изрядно покопаться, что бы добыть точные ответы. Соня понимала, что в данной ситуации ей не обойтись без помощи коллег, которые гораздо лучше неё разбираются в таких вопросах. А поэтому нужно связаться с ними, как можно скорее.
- Останетесь на чашечку чая?
- Не откажусь, ваше Высочество. Вот только сперва мне нужно сделать пару звонков в участок. - слегка улыбнулась девушка, достав из кармана свой мобильный телефон.
Покинув кабинет, майор обнаружила одно не прослушанное сообщение, оно принадлежало Салли. Полицейская сперва решила, что ничего серьезного не могло произойти, иначе бы сестра начала названивать ей напрямую. Но когда она прослушала содержание, то ей оставалось лишь надеяться на то, что принц находясь за дверью, не услышал этой истерики и воплей доносившихся из динамиков телефона. Расстроенные крики Салли раздавались на весь коридор:
- Соня, ты засранка! Почему ты мне утром не сказала, что собираешься в Кенсингтонский дворец?! Ты же знаешь, как давно я хотела запечатлеть на снимках именно это здание! Ааааааа! Соня! Ты вредина, вредина, вредина!
Другого от своей младшей сестренки девушка ожидать не могла.
Вот только откуда она узнала о Кенсингтоне? Эх, ладно, сейчас это не столь важно. Хм, начнем пожалуй с детектива.
- Здравствуйте, мистер Маршалл. Вы, наверное, уже получили данные по делу последнего сообщения Фантома, обнаруженного на Голден стрит сегодня утром. В кратчайшие сроки требуется выяснить как можно больше о плакате. Все, что сможете узнать. Жду доклада в ближайшие несколько часов.
А теперь этот проходим, отличная возможность проверить на что он способен.
- Капитан Ланкастер. Только что была обнаружена пропажа данных в центральной системе управления Лондоном. Ночная съемка с места сегодняшних происшествий пропала. Требуется провести внутреннее расследование. Выяснить перечень лиц, имевших доступ в систему и их действий по работе в ней. Подключите всех кого нужно, но достаньте мне эти данные как можно скорее.
Голосовые сообщения были записаны и отправлены своим законным получателям. Положив телефон обратно в карман, Соня тихо вошла в кабинет и проследовала к своему креслу. Только сейчас она поняла по истине действительное преимущество шефа полиции. Львиную часть работы можно без всяких угрызений совести повесить на своих подчиненных. А самой, пожалуй, насладиться чашечкой чая в компании принца Великобритании.

+1

9

"Деликатный компромисс? - рассеяно подумал Принц, наблюдая, как майор Райс выходит из его кабинета, чтобы сделать свои звонки. - А потом вернётся. Как к себе самой, туда-сюда. Туда-сюда, - характеризуя поведение Сони, Герберт качнул головой из стороны в сторону. Туда-сюда. - И в полиции у нас молодая кровь. Присмотревшись, у нас много где стараются сменить хищных негодяев... или тех, кто хорошо знаком с нравами нашего дворца: особенно в той части, где легче все предаются преступлениям поддавшись жажде власти".
В среде "высоких персон" лучше было не знать ничего и никого никак кроме как по обёртке... или выставляемой на показ обложке. Стоит копнуть глубже, и выясняется, что в слух говорят тацитовское: "Я предался разврату, чтобы прослыть человеком утончённым", а на деле - просто не могут прожить и дня без того, чтобы не засунуть другому парню под хвост. А ещё была толпа "Надгосударственных Сократов", каждый из которых получив в руки кусок бюрократической машины, в свободное от выдумывания разнообразных отговорок (докладных записок) - снимающих с него обвинения в чём-либо и перевешивающих вину на других - время размышляли "обо всём, но и немного о себе". Вся беда подобных людей заключалась только в том, что всё же коррупция кое-как, как-никак(!), да каралась. И потому их тихое, мирное и "любезное" дело составления небольшого (или "по вкусу") состояния разнообразными методами иногда выливалось в уродливые истории с надписями "преступление, приговор" и так далее.
"Да все - "милые", кто в Лондоне вообще не "хороший человек"? Один я, разве. Не вхожу в положение и требую работать. А надо с душой, с подарками, любезностью, обещать приглашения в Букингемский дворец и прочие "милости Короля" прочить. Все будут ботинки лизать. Даже снятые с ног и стоящие в совершенно не той комнате, где нахожусь я".
Пальцы Его Королевского Высочества наконец нащупали кнопку вызова слуг:
- Чай. Для меня и мисс Райс.
Принц отключил голограмму плаката, а потом и вовсе закрыл все работающие мониторы, приводя кабинет в состояние "девятнадцатого века", без всяких "цифровых" выкрутасов.
- Поговорили? - любезно поинтересовался, словно не видел, как шеф полиции уселась в кресло с, кажется, чувством выполненного долга.
Герцог Глостерский предпочитал свои собственные решения, и, небольшая доля паранойи была ему вполне свойственна, как человеку, не терпящему когда "делают не так, как он сказал". А потому то, что Соня вышла из кабинета для "рабочего общения", после того, как самостоятельно рылась в полицейских записях было... подозрительно, удивительно, настораживающие, наводяще на мысли, странно... и всё это - всего-лишь как минимум. Впрочем, это, пожалуй, вопрос на другой раз. Сейчас, до того, как заварится чай, самое то - предложить пару должностных взяток. "Не нуждается ли в чём Лондонская полиция, чем могут помочь горожане и бюджет Лондона?" Впрочем, и для взятки было - рано. Или как?
- У вас головокружительная карьера, майор, - зелёные глаза Его Королевского Высочества неотрывно смотрели в лицо женщины. - Многих удивляет и, наверное, возмущает. Я вас немножко понимаю, - улыбка, которой блондин одарил Соню, безусловно, была из разряда "понимающих".
"Но не до конца. Пусть я моложе. Но я член Королевской семьи. Принц, герцог, пэр, претендент на престол. А вы - никому непонятная простолюдинка... Что за ... ? Спрашивается".
- Вы молоды, и уже такой высокий пост. Думаете, сможете стать Министром Внутренних Дел?
"Может, не такой плохой ход, а, Величество Гови Первый? "Пусть кто-то из народа душит народ, разгоняет демонстрации и заключает под стражу, а не человек с шестью именами и тысячелетним генеалогическим деревом".
- Не забудьте тогда бывшего готовым оказать вам содействие мэра столицы, - уголки губ Герберта чуть дрогнули, видимо, он сдержал, как мог, злой, саркастичный смех. - Не будем говорить, что мы с вами в какой-то сложной или неведомой ранее никому ситуации "возмущения граждан" и "провокаций в адрес власти". И раньше будет, и после, не в обиду ни вам ни мне, будет. Все эти ненормальные, пикитирующие в одиночестве государственные учреждения или резиденции королевской четы. И подобные им... Может, вы находите, что город может оказывать больше внимания собственным правоохранительным органам? Лучше вовремя предупредить происшествие силами полиции, чем потом выставлять на каждом перекрёстке БТР с солдатами. Не так ли?
Хотя ежемесячно, а то и еженедельно все главы всех городских служб отчитывались в общем (совещательном) порядке либо лично перед ним, однако всё же это всего-лишь "проволочки и задержки", а не "слова правды". Тет-а-тет всегда проще чего-нибудь попросить, намекнуть или предложить. Тем более уж когда и предлагают "выступить".
"А вдруг вернёмся к вопросу об утреннем комендантском часе, который я уже отверг? Что же. Даже занятно будет. Как систематическая мера - почему нет. Но как "эксклюзивный случай" - наверняка нет".

Отредактировано Herbert Wilder (2011-04-28 02:55:22)

+1

10

Почему ты мне утром не сказала, что собираешься в Кенсингтонский дворец? - пронеслось в очередной раз в голове девушки — И все же как она узнала?
Как и бывает обычно, очень часто какой-то вопрос настолько оседает в голове девушек, что становится ясно — они больше ни про что другое не могут думать. Маленькая бомба замедленного действия, которую похоже ненароком подкинула майору Рэйс Салли, казалось, отдаляла её от решение основной проблем настолько, что еще немного и она уже не будет помнить о том, что произошло этим утром. А ведь как хочется узнать ответ, каким бы примитивным он не оказался, и забыть о том, что сегодня ровно в 9:30 Соня получила голосовое сообщение от своей сестренки. Но как бы там ни было, стоило приложить усилия и на время отодвинуть эту шараду, вступив в разговор с принцем Гербертом. Честно говоря, первые пару секунд девушка совершенно не понимала, что говорит её собеседник. Лишь только тогда, когда она вынудила себя получше сосредоточится, набор слов неожиданным образом превратились в понятные и связанные между собой предложения. Майор внимательно слушала, но все же не до конца осознавала к чему стоит начинать разговор с такой темы. Почему его так интересует её карьера? Конечно, занять место шефа лондонской полиции в столь молодом возрасте, наверное, это один случай из всей истории самой страны. Не мудрено, скажите вы, у этой девушки большие связи. Но в данной ситуации вы окажетесь не правы, потому что никаких больших связей у майора Рэйс не имеется. Огромными богатствами Соня так же не обладает, хотя и не скажешь, что она из бедноты. Семья Рэйс — вполне состоятельная семья, которая может позволить себе, скажем, разъезжать на хорошей машине, и ужин в дорогом ресторане, как минимум два раза в неделю.
- Я не могу отрицать, что занятие мною столь высокой должности слишком подозрительно, учитывая мой возраст. Но уверяю вас, меня назначили шефом полиции только лишь за мои заслуги перед страной.
Быть может со стороны майора Рэйс такие слова прозвучали слишком гордо, но глаза так и потянулись к протезированной части её тела. Можно даже не боясь отметить, что если бы Соня имела такую возможность, она отдала бы свою карьеру в замен на нормальную руку. Мысли о том, что сейчас она не более чем наполовину робот — бездушный уродец, который казалось бы лишен чего-то очень важного, порой заставляют её забыть слова: «Все что не делается, все к лучшему». Этот знак отличия за последние несколько лет стал девушке неплохим предметом применения в «хозяйстве». Вы только представьте, что ощутит ваша челюсть, если по ней хорошенько врезать сжатым в кулак протезом. Страшно подумать о том, что после такой выходки придется подумать о вставной. Но не будем об этом, вернемся лучше к нашему разговору.
- Мне всегда казалось, что выше себя человек прыгнуть не может. Возможно, я вполне гожусь на роль управляющего лондонской полицией, но боюсь, что для Министра Внутренних Дел у меня действительно недостаточно опыта. Хотя не отрицаю, что он придет со временем, должен придти.
Стремится идти дальше? Или остаться там, где и пока неплохо сидится? Я не знаю, что будет завтра, а загадывать то, что вполне может произойти с годами немного кажется мне глупым. Но его Высочество задал вполне уместный вопрос, который достоин времени на то, что бы его обдумать. Что как не стремление шагать по пусти не сворачивая, не в коем случае не останавливаясь делает нашу жизнь насыщенной и интересной? Даже в этом большом, пронизанном тоталитаризмом королевстве есть еще то, что заставляет людей не падать духом. Стремление достичь желаемого, или хотя бы вполне возможного и открытого для достижения. Возможность свободомыслия до тех пор, пока человечество (точнее Британцы) не изобретут технологию считывания мыслей. Хах, весьма оптимистичный расклад на сегодняшний день.

+1

11

Его Королевское Высочества с вежливым выражением лица слушал ответы шефа полиции. Из ответов майора Рейс следовало... что Принц задаёт вовсе и совершенно не те вопросы, ответы на которые хочет услышать, а Соня, как честный человек, отвечает на то, что у неё спросили. По другому между придворным и полицейским, наверное, и не могло выйти, если бы только Герберт не переборол консервативные навыки "спрашивать в обход", не "вопрошать", а "интересоваться мнением". И мнение женщины напротив о себе было, в целом, таково: "Я работаю. Справляю. И буду расти как профессионал".
"Да что ты?.. - герцог Глостерский переменил улыбку с вежливой на ободряющую. - Славная страна, Англия. Славные люди - англичане. Если думают, что не готовы, так и скажут. А ведь могла бы и сказать, что может и мечтает в ближайшее время. Впрочем, может она боится, что я донесу и её снимут? Тогда честь и хвала осторожности. Жалко только, что меня - подозревает, мха-ха-ха-ха".
- Сколько у вас подчинённых, майор?
Раз уж блондин оказался один на один с шефом полиции, то он был намерен навести её на все возможные мысли о её положении, или хотя бы заметить в её глазах отблеск того, что она и сама о себе "думает в нужном направлении". Действительно. У Сони был весьма чётко очерчены социальные обязанности - смысл работы и правоохранительных орган понятны каждому в стране. Это не какой-то четвёртый заместитель по правовым вопросам Департамента по надзору в сфере природопользования графства Норфолк. Людям, тем простакам, что населяют Великобританию, нравится всё понимать в собственном государстве и его государственных людях. По этой же причине Его Королевское Высочество, будучи мэром Лондона, не снимает военного мундира, предпочитая создавать образ "решительного офицера", а не "гражданского служащего".
- Около сорока тысяч? Включая вольнонаёмных, бухгалтеров и иже с ним или же только полицейские со значками? - белёсые брови аристократа чуть приподняли, а взгляд прошёлся сверху вниз по "закованной" в форму фигуре напротив.
В тоталитарном государстве не важно, кем (или каким) самому себе кажется человек. Важно было только количество власти, которое у него есть, и вектор, который он может этой власти придать. В самом начале беседы майор с ходу отказалась "фальсифицировать данные", так что нет ничего удивительного в том, что молодой мэр Лондона теперь пытался выяснить, что же она вообще за "фруктовая ягода" такая. И куда, в какую точку (кем подсказанную?) она, эта женщина, готова приложить всю информационную или, не дай Бог, вооружённую мощь лондонской полиции? Уж точно не туда, куда бы хотелось Его Королевскому Высочеству. Что удручало.
- Входите, - чуть повысив голос, разрешил Герберт слугам, в чём, впрочем, не было необходимости, поскольку те - всё-равно не услышали из-за плотно закрытых дверей, шумоподавляющих материалов и прочих "нанотехнологий", защищающих кабинет герцога Глостерского от прослушивания. Но - "повысить голос разрешая", это ведь славная традиция. - Пожалуйста, угощайтесь, - лёгким движением головы отпустив замеревших за креслом Рейс, после постановки подноса с чаем, чашками, несколькими сандвичами и крекерами, слуг.
- Предупреждая ваш встречный вежливый вопрос, простите мне эту слабость, скажу, что Его Королевское Величество и Её Королевское Величество замечательно себя чувствует последние дни. А как Ваша сестра, мне кажется, мы с ней встречались на приёме в честь вашего назначения? - нельзя же, и в самом деле, прямо уже теперь и за чаем обсуждать такие посконные вещи, как подчинённые, как террористы, их количество, действия и "Как спасти Отечество?"

Отредактировано Herbert Wilder (2011-05-05 07:52:49)

+2

12

Соня едва было открыла рот, что бы ответить на вопрос поставленный принцем — сколько людей находится у неё в подчинении, но парень быстро ответил за неё, так что майору оставалось только лишь кивать в знак согласия с ним. Страшно даже продумать какая огромная цифра людей готовы(а может быть просто обязаны) незамедлительно выполнить любое её указание. Власть, выражаемая так же большой ответственностью, с одной стороны приводила девушку в ужас, а с другой стороны давала надежду на то, что, возможно, пройдет некоторое время и она сможет хотя бы что-то наладить в этой паршивой, ни к чему хорошему не ведущей стране. Но как бы там ни было, герцог Глостерский действительно всерьез заставил её задуматься о своем будущем. Кто знает, может спустя какое-то время мисс Рэйс и правда покинет пост шэфа полиции, заняв должность Министра Внутренних Дел. Вот только думать о будущем, значит забыть на какое-то время о настоящем. Сейчас же более важным вопросом на повестке стоял Фантом. Кто эта личность? Как он намерен действовать? И кто станет та самая тройка, над которой этой ночью глава сопротивления намерен вершить правосудие?
Почему их должно быть именно три? Какой-то особый символ или просто любимое число? Почему он играет с нами, вместо того что бы действовать? Неужели проще провернуть дело, когда вся полиция Лондона поставлена на уши и знает о том, что может произойти. Почему именно сейчас он решил действовать в открытую? Неужели Сопротивление настолько окрепло, что может диктовать свои собственные правила? И упадет ли этим вечером выбор на мэра города? Логичней было бы сказать, что да. Ведь, убийство, скажем, простого рабочего не доставит достаточно шума. В этом городе постоянно кого-то убивают и постоянно убийца оказывается пойман. Неужели Фантом думает, что может прирезать три человека и остаться не замеченным? Нет, сам он не пойдет на такой риск. Он будет использовать подручных. Значит этой ночью в Тауэре будет проходить допрос одного или нескольких лиц. И здесь уже не имеет значения смогут они выполнить свое задание или нет. Нужно будет сделать еще один звонок Алексу и Джону. Если мы поймаем хотя бы одного, не нужно допустить что бы власти прежде временно подвергнуть его казни. А мы его обязательно поймаем...
От долгих раздумий Соню разбудил звонок. Девушка достала из кармана телефон и прочитала содержимого полученного сообщения. В нем говорилось, что этим утром Клинт Маршалл передал всю собранную им информацию в службу внутренней безопасности, а так же отослал сделанную копию на её личный компьютер. Вот только, как оказалось, это было еще не все. Мужчина упомянул, что не только полиция в данный момент расследует это дело. Кто-то намерен ограничить ей «подачу кислорода», и девушка на миг подумала не принц ли это? Ведь это было бы вполне логично. Нельзя быть точно уверенным в безопасности его Высочества. Нельзя.
Наконец принесли час, чему Соня была искренне рада. Закрыв на какой-то миг глаза, майор Рэйс вдохнула приятный аромат Ройбоса*.
- Благодарю, ваше Высочество, за внимание. Мисс Рэйс прибывает в добром здравии. - руки Сони потянулись к чашке, но прежде чем сделать первый глоток, она сказала — Весьма наслышана о близости вашего знакомства.
Губы девушки расплылись в легкой ухмылке. Конечно же она знала, что произошло той ночью между принцем и Салли. Девушка всегда считала, что у них с сестрой очень теплые доверительные отношения. Они не скрывают друг от друга ничего, именно поэтому младшая Рэйс всегда знает о том, что происходит в полицейском участке. Конечно же, по той же причине она никогда не сливала полученную от Сони информацию в газету.
___________________________________________
*кустарник из семейства бобовые, произрастающий в Африке, а также напиток, получаемый настаиванием листьев и частиц ветвей этого кустарника в горячей воде.

+3

13

Принц вежливо улыбнулся, не потому что было смешно или забавно, а потому что у него не было других манер. Конечно, будучи женатым человеком, с почти годовалой дочерью, Его Королевское Высочество поступил весьма... малоприлично и ввёл Салли Райс в более чем интересное, чтобы не сказать непристойное, положение своим приступом любвеобильности.
- Мне жаль, - блондин с едва приметным чуткому ухо звяком поставил кружку на блюдце, сцепляя ладони в замок и кладя их на стол перед собой, загораживая чашку. Серьёзным взглядом зелёных глаз смотря на неприятную ему усмешку майора.
Не могло быть и речи, чтобы от связи с герцогом Глостерским фотограф газеты "Лондон+" получила какие-либо значительные преференции в жизни. Не могло быть и речи о том, чтобы все знали Салли как "фаворитку" или "любимицу" Герберта и, в соответствии с этим, по необходимости или "по кривоте душевной" искали бы через неё подхода к Принцу и его положению в обществе, тем самым "оказывая честь дому Рейс визитами, приглашениями и восхвалением" - как ни "неприлично" было подобное положение, если не стремиться к нему самому, всё же это было "Положение", с которым необходимо было бы считать любому, своеобразное "престижное грехопадение". Не могло быть и речи о том, чтобы Его Высочество хотя бы не запрятывал эту связь куда и как можно глубже, так, чтобы о ней никто кроме него и очень узкого круга людей не знали. В конце концов, мэр Лондона, несмотря на высокий социальный статус, держался ещё слишком непрочно сам по себе, фактически, одной лишь милостью Их Величеств и репутацией... уравновешенного человека "без досад и страстей".
- Вы хотели прибавить какую-нибудь просьбу или угрозу после подобного всеподданейшего доклада? - белёсые брови приподнялись, в улыбке на губах молодого человека появились виноватые "нотки".
С момента как Его Королевское Высочество Принц Герберт Великобританский предпочёл (или всё же "совместил"?! Тяжело высчитать меру "страстности" скрытного) телу породистой и аристократичной герцогини Глостерской, своей супруги - внешность и обаяние Салли Райс, прошло не более недели, может, дней восемь или девять. Был ли блондин доволен произошедшим? В некоторой степени. Удовлетворён? Так же в некоторой степени. Он считал, что такая вещь, как "эстетически прекрасное" существует вне зависимости от вкусов времени и людей вокруг, дурных и хороших. Более того, "эстетически прекрасное" имеет самостоятельные полномочия и не обязано соответствовать фантазиям и выдумкам, или, как говорят "мнениям" (бесконечному разнообразию личных вкусов), кого бы то ни было. Даже его собственным. В результате... что ж, в результате шеф лондонской полиции сидит напротив него и разве что в открытую не потешается на романом своей младшей сестры.
- Боюсь, не могу сказать вам ничего ободряющего в данном вопросе. Между мной и вашей сестрой нет никакого иного общего знаменателя, кроме места обитания... пожалуй. - он не был уверен, соврал или не соврал, и зачем вообще сказал подобную чепуху и пустяк, только чувствовал холодную безнадёжность и лихорадочную раздражительностью, смешивающиеся в душе. - В смысле того, что можно показать на людях, конечно же. Понимаете?
"Ну, допустим, что же, что разврат. Допустим, предался ему, и, допустим, совершенно так же, как ему предаются люди простые, беспутные, умные, безработные или же успешные. И, пожалуй, по тем же самым причинам... по которым вообще такие дела совершаются мужчинами. Не знаю".
Расцепив ладони, блондин поднял левую ладонь к лицу и потёр большим пальцем переносицу, слегка хмурясь. Фантом, плакат, скверная работа дорожных служб, коррупция, доносы, инквизиция и Церковь, Бог и Король... кого угодно задавят подобные обстоятельства и заставят вылезти за рамки теории "насущной жизни", поискать другого "жизненного начала", что ли.
эта не удержала язык за зубами?!" - для любовника, не знающего, кто любимый писатель или композитор, или даже какая любимая книжка у его любовницы, Его Королевское Высочество порядочно разозлился на "бестолковость" им же самим (в рамках "эстетически прекрасного", мхе-хе-хе) выбранной женщины.
- Будем исходить из реального положения дел и стратегических задач. Если это вскроется - никто не будет смотреть, до или после вашего назначения появился роман у младшей сестры свеженазначенного шефа полиции с мэром Лондона. Да и мне не нужны проблемы с многочисленной роднёй моей супруги. У её отца более чем хорошие позиции в Палате Лордов, к тому же, он имеет большое влияние в Вооружённых Силах...
"Я и тебя с собой на дно утащу, если начну тонуть. Никакие шлюпки не помогут".
- Поэтому, - убрав руку от лица, взяв себя в руки, Принц коротко обозначил улыбку, снова берясь за чашку с чаем. - Постарайтесь внушить своей сестре, что она не должна...
"Да уж если она с женатыми мужиками спит, хрен ты её убедишь не трепаться. Хорошенькое, ...дь, дельце!"
Кружка грохнула об блюдце, чай потёк по столу, а в пальцах Его Королевского Высочества осталась изогнутая фарфоровая ручка, сам же молодой аристократ вскочил, тяжело втягивая воздух носом.
- Да и вы, впрочем, тоже, - бросив отломанную дужку, Герберт сел обратно.
"Если ещё не успели немножко порадовать своих покровителей такими забавными известиями".
- Но, пожалуй, больше всех не стоило мне, верно? Мха-ха-ха-ха... - рассмеялся он злобно и смеялся довольно долго, не в силах прекратить.
Принц пока что был тем, что называют в Сопротивлении "тираном" или "деспотом" не по силе или мощи, а только по рождению и положению, поэтому иногда даже он мог потерять чувство равновесия. Тем более, что его действительно обидело легкомыслие Салли в вопросе их отношений.

+3

14

Ах, вот значит как, тебе жаль... - пронеслось в голове Сони, когда Его Высочество наконец начал говорить. Нельзя сказать, что девушка была рада сложившейся ситуации, но устраивать скандал, даже при раскладе, что никаких свидетелей происходящего в данный момент не будет, она все равно не хотела. По крайней мере пока.
Тот факт, что ей приходится влазить в личную жизнь собственной сестры, тоже не доставлял удовольствия. Старшая мисс Рэйс хоть и была заботливой «мамочкой», но она никогда не позволяла себе как-то вторгаться в личное пространство Салли. У обоих девушек, как не крути, всегда существовал свой собственный жизненный участок, свои проблемы, которые не редко они решали по одиночке. Возможно в этом и есть вся суть близкой сестринской дружбы — спустя столько лет они еще не успели друг другу наскучить. Но как бы там ни было, сейчас дело обстояло совершенно иначе. На этот раз своими действиями младшая Рэйс зашла слишком далеко. И дело не в том, что она может погубить карьеру новоиспеченного шефа полиции, а в том что она рискует поставить под сомнению репутацию их семьи, заработанную тяжким трудом их усопших родителей. Нельзя было допустить, что бы память о Кристофере и Роуз Рэйс была очернена только потому, что их дочери не смогли совладать со своими плотскими желаниями.
Конечно, как-то угрожать герцогу Глостерскому Соня не собиралась. В конце-концов она все еще осознавало разницу в силе* между ними обоими. Да и в этой ситуации Его Высочество и Салли были виноваты одинаково. Девушка ставшая жертвой обаяния молодого человека, ведь согласитесь, нужно признать — Герберт был действительно очень хорош собой, даже слишком... . И парень, на миг предавшийся мужской слабости, что теперь может стоить ему не малых последствий.
Вот так Соня и сидела, мирно в своем кресле, внимательно слушая размышления своего собеседника и пытаясь делать как можно более объективные выводы. Но когда Его Высочество, собственно говоря начал затрагивать её саму, взгляд девушки моментально посерьезнел, давая принцу понять, что нужно тщательно подбирать слова, кто бы перед тобой не находился. Последней каплей стал внезапно повысившийся голос герцога и уж слишком злобный его смех.
В этот самый момент, майор Рэйс подорвалась с кресла. Тело резко потянулось вперед не обращая внимания на то, что первое что находилось в поле зрения был письменный стол. Пальцы правой руки крепко сжались в кулак и будьте уверенны, она непременно врезала бы ему, если бы не прозвеневший в очередной раз телефон.
Черт, ну что опять...
Шеф полиции плюхнулась в свое кресло, параллельно доставая из кармана «поднадоевшую звенелку». По правде говоря, на какой-то миг она пожалела о том, что не выключила телефон сразу, по прибытию в Кенсингтон. Но как только мисс Рэйс как следует ознакомилась с содержимым полученного текстового сообщения, то тут же забыла об этом. Взгляд девушки холодно упал на принца Герберта. Она была настолько зла на него, что забыв о правилах приличия, просто швырнула телефон на стол, тихо промолвив «Читайте». Телефон молниеносно пролетел по гладкой поверхности и остановился подле недавнее разбитой чашкой чая Его Высочества.

«Маленькая проблема». Обнаружено на столе управляющего Национальным театром. (фотография) «- Уважаемый мастер Дериан, рад вам сообщить, что буду присутствовать на вашем спектакле, надеюсь вы оставите для меня место. Ваш поклонник Фантом».
___________________________________________________
* речь идет о власти.

+2

15

Движение майора Рейс, когда она перегнулась через стол, чтобы врезать ему, раскрыло Принцу о ней больше (фактически - всё, что в ней было), чем если бы он трижды внимательно прочёл её биографию и заслушал мнения всех соседей, живущих в её доме. Одно из фундаментальных правил тоталитарного режима - беспрекословное подчинение, эдакий абсолютный принцип государственного устройства. При таком положении дел не важно с кем ты разговариваешь, потому как если ты в главенствующем положении, то ты разговариваешь не с кем-либо - как с человеком или личностью - а беседуешь с "местом", с "должностью", с "к вашим услугам" или же по крайне мере с молчаливым терпением, сносящим всё, чтобы ты ни заявил. Даже если ты спишь с сестрой или иной роднёй этой "должности".
Соня Рейс, будучи простолюдинкой, и десяти дней не пробывшей шефом полиции, посмела выказывать Его Королевскому Высочеству характер и нравы, выставляясь и ведя себя как "человек достойным".
После подобного Герберт отмерил ей от силы и в самом лучшем случае - полгода на её нынешнем рабочем месте, в худшем, меньше квартала. Мир высоких должностей жесток и бесчеловечен. Если у кого-то кресло на этаж выше, то ты должен приползать чуть не на коленях, бормоча о том, какой великолепный блестящий зад у министр или главы департамента, и обещая, что он будет блестеть ещё больше после твоих поцелуев. Приползать, конечно, не с одним лизоблюдством, а ещё и с пользой. С вопросами: "Давайте сделаем тендер под фирму вашего племянника?", "Я слышал, что у вашей родни интересы в ...", в конце концов, с элементарным, банальным и даже классическим "заносом". Деньгами, которые ты собрал со своих подчинённых. Ну, или которые они сами принесли тебе, чтобы оказаться на "лучшем участке работы".
"Впрочем, она ведь у нас "тёмная лошадка", верно? Ещё неизвестен её собственный покровитель, щипающий её самодовольную тугую задницу. Впрочем, подобную вещь нельзя оставить "в секрете" долго. Месяц, два. Потом по нашим любимым "теневым финансовым потокам" всё будет видно, как на ладони. Куда и в чей карман идут деньги полиции, или же, наоборот, из чьего кармана поддерживается "честная и горячая майор Рейс", правда?"
Мобильник майора проскользнул по столу в направлении блондина. Внимательный взгляд зелёных глаз упёрся в небрежно кинутую в его адрес вещицу. Будь там даже фотография реального лица Фантома со всей роднёй - было ниже достоинства двоюродного племянника Короля Великобритании брать столь брезгливо поданную информацию. Принц протянул правую руку и, уперевшись указательным пальцем в край мобильника, отправил его в обратную поездку по столу к хозяйке.
- Не считайте это зловещим жестом. Но, в конце концов, это ведь ваши должностные обязанности, майор Рейс, - Его Королевское Высочество дружелюбно улыбнулся дамочке с характером. Каждый день Герберт играл "на придворных подмостках", зачастую с актёрами на голову или две выше, чем он сам, так что более или менее быстро надеть привычную маску не составило дня него труда. Трудно было сдержаться. В первый раз. - Вы правы, я поддался влиянию момента. Дурная привычка нашего века, привитая церковниками. Всё превращать в предмет спора, поучения или наставления. Я не ставил ваши профессиональные или личностные качества под сомнение. По-настоящему, по крайне мере, если вы понимаете... - взгляд молодого мэра Лондона с любезным выражением остановился на лице Сони. - Не представляю, как полководцы древности умудрялись в молодые годы быть обходительными со всеми, или, по крайне мере, оставлять по себе такую славу в веках. Спонтанность и порывы сильно портят подобное дело. Уж по крайне мере давайте не будем находиться в оппозиции друг другу касательно рабочих вопросов?

Отредактировано Herbert Wilder (2011-05-09 19:35:18)

+2

16

Иногда ты не знаешь, что переступил черту, пока не окажешься на другой стороне. И сейчас девушка понимали это как нельзя лучше. Она слишком много позволила себе, страшно даже подумать о том какие поступки совершают люди, на миг поддавшись своему гневу. Возможно, вы поступите правильно, если обвините майора Рэйс в крайней несдержанности. Она ведь была действительно не права. В отличии от других, шеф полиции не должен позволять себе таких ошибок, ему (хотя в данном случае ей) нужно огромное терпение и, кажется, несокрушимая выдержка. Разумеется то, что уже было сделано исправить нельзя. И теперь Соня должна была хорошо подумать об этом.
Поднявшись с кресла, девушка обошла стол и аккуратно положила свой телефон подле Его Высочества.
- Прошу, — вежливо сказала она — читайте.
Было совершенно ясно, что времени для выяснения личных отношений теперь не было. Хотя горько было признать, что как обычно всему виной был Фантом. Наверное, скора люди совсем перестанут удивляться тому, что творится в этом городе. Но не думайте, что в таком случае возвращение кунтинуума неминуемо. Это не так. До тех пор, пока Сопротивление не будет подавлено, Англия обречена на постоянные волнения, пускай не народа, но тех людей, кто управляет ею.
- Разрешите — тихо сказала Соня, аккуратно собирая осколки недавнее разбитой Гербертом чашки. Можете не удивляться неожиданно появившейся услужливости майора Рэйс. Когда она хочет о чем-то забыть на время, то непременно занимает чем-то свои руки. Конечно, простить принца в том, что он фактически обесчестил её сестру девушка не могла, и где-то в глубине души она жалела, что так и не врезала герцогу, но...не все происходит так, как того хотим мы. Иногда приходится мириться с положением дел, скрывая в глубине души истинные чувства. Хотя в данной ситуации это был довольно таки спорный вопрос. Его Высочеству теперь было прекрасно известно, что думает по этому поводу Соня. Как видите, порой наши действия говорят гораздо больше, чем наши слова.
Телефон прозвенел в очередной раз, когда шеф полиции уже заканчивала протирать салфеткой липкий стол. Не забирая у Герберта свой телефон, она просто нажала на кнопочку «Прослушать голосовое сообщение», после чего по всему кабинету раздался крик Салли, гласящий о том, что бы она немедленно взглянула на центральный лондонский экран. Изобразив на лице немного кривую улыбку, Соня спросила:
- Скажите, Ваше Высочество, с вашего компьютера можно посмотреть передачу изображения с центра города?
Голос младшей мисс Рэйс дал понять, что ничего хорошего они с герцогом не увидят. Салли была слишком взволнована, а мысли шефа были лишь об одном человеке.
Фантом...
Что он затеял на этот раз? Преждевременное выполнение обещанного или очередная загадка, на решение которой может уйти слишком много и без того драгоценного времени?
______________________________________
Фрагмент с последнего поста Фантома:
- Ну, а теперь давай мы сделаем тебе другой кляп, только вот дергаться с ним я не советую. - в голосе послышался хищный оскал, после чего Фантом, обошел священника по кругу, и вышел оттуда спустя пару минут, после махинаций с завязками на руках и пары гранат.
Вытащив микросварку и расстегнув рюкзак, Фантом придирчиво осмотрел клейма и выудив нужный, гласящий: педофил, стал не спеша разогревать его сваркой, до белого цвета. В следующее мгновение, город огласил дикий, истерический визг боли и страха, сплюнув, он остудил клеймо о холодный металл крыши и выдернув гранату, вытащил чеку, запихав её в рот священнику. Пускай посидит, хоть он и не знает, о том что она не боевая и заряда хватит только на то что бы разорвать рот, но об этом ему не стоит знать. Последним штрихом, была маленькая камера, установленная на треноге, и направленная на Бена, нажав на кнопку записи, Фантом начал сноровисто спускаться вниз. Добравшись до подворотни, он переоделся и нажал кнопку соединения камеры и большого экрана стоящего в центре города и видного почти отовсюду. Мысленно ухмыльнувшись, он поспешил обратно к театру, мало ли что может понадобиться управляющему, чтоб его.

+1

17

Его Высочество, прежде чем начать читать сообщение на поданном во второй раз телефоне шефа полиции, с любопытством пронаблюдал за тем, как Соня Рейс убирает осколки. Её и его действия невольно навели Герберта на мысль: "Недоделанная, остановленная на полпути революция - одни пустые и простые разрушения. Дело не слишком великое".
Сведение о том, что на столе любимца Королевской Четы, светила английских подмостков, найдена угроза с тем, что его собирается посетить Фантом, неприятно поразило Принца. Чуть больше неприятно, чем какая-то полуликующая надпись от Салли в заголовке сообщения в стиле "Обнаружено на столе у управляющего".
"И что она делает по утрам у этого патлатого засранца, славящегося своим лёгким поведением и пристрастиями к чему угодно, кроме... - блондин чуть нахмурился, собираясь уже отдать телефон обратно Рейс-старшей, когда устройство завибрировало в его руках. - Так-так, - вторгнуться в частную переписку, в личную жизнь сестёр оказалось неожиданно занимательным делом. Всё ж таки он был параноик. Совсем чуть-чуть. - Да что ж такое-то".
Кабинет герцога Глостерского на короткий момент заполнился громко-вопиющим гласом Рейс-младшей, призывающей старшую срочно смотреть телевизор.
"Интересно они рабочее время проводят. Обе".
Раньше, чем Соня забрала обратно свой телефон, тем более, очевидно майор отвлеклась на "Беды Отечества", мэр Лондона спешно "выстучал" на гладкой поверхности аппарата сообщение и отправил его любовнице. А затем, как так и надо, положив чужой телефон у себя под правую руку, подальше от шефа полиции, озаботился тем, чтобы включить голографическое изображение передающегося на центральном экране в Лондоне.
Тонкие пальцы Принца слегка дрогнули, когда он согнул их, но только первые две фаланги, так, чтобы упираться в гладкую поверхность стола ногтями.
- Долго они намерены это транслировать, интересно мне знать? - техники, контролеры, наблюдатели, кто ещё отвечал за центральный лондонский экран и, интересно, в связи с чем они не реагировали на происходящее оперативно. - Мораль трущоб, - прокомментировал происходящее Его Королевское Высочество. Выжженную ли надпись "педофил" на одетом в рясу мужчине? Или действия Фантома?
"Сдаётся мне, для страны набитой мешками рассудительности и консерватизма, у нас слишком много развратников. Принцы, священники, мха-ха-ха-ха".
- Когда его найдут. Надеюсь, он ещё будет жив. Тогда затрут, заштопают, нанороботами избавят от следов ожога и отправят работать туда, где работал. И он ещё сегодня же скажет, что не попадал в такую переделку, а это всё электронная подделка.
"А как быть? Заявить, что ли, на всю страну - спасибо, неизвестный, этот старик больше не будет драть маленьких девочек или сувать маленьким мальчикам под хвост? С... ...дь!"
Герберт не потрудился "думать про себя", по крайне мере, не каждую мысль. Раз уж майор Рейс попала на большую и сложную должность, ей стоило с ходу готовиться к тому, какими лживыми, изворотливыми, коварными, лукавыми, бесчестными, достойными презрения и при этом сохраняющими высокомерие, грубость манер и весь спектр корыстных побуждений могут быть... правители Великобритании. И, конечно, лорды, пэры Англии, могут быть неповторимы в притворстве.
- Сколько нам на это ещё смотреть, - повторил, но без вопросительных интонаций, свой вопрос минутной давности Принц, сводя белёсые брови к переносице. - Итак. Дериан Игнациус Р... Ролан. Рональд, м-м-м-м-м. Рональд Мак-Алистер, - лупящий безумный, перепуганный, отчаянный взгляд с экрана мсье Бен был "закрыт" и на голограмме появилось личное дело гражданина Мак-Алистера, в том виде, в котором оно хранилось во всех гражданских службах и в той открытой информации, которую было достать проще всего. Впрочем, Герберта не интерисовало ничего, кроме полного имени. - Не намерен отнимать ни единого дюйма роста этого великого гения, который так нравиться Королю и Королеве, - сказал так, что ясно, и в грош на самом деле не ставит надменного шотландца. - Однако же, надо признать. Что плакат и смерти - проблема, допустим. Прилюдный, массовый показ беспричинных пыток священника - проблема уже серьёзная. Более чем. В этой стране только у некоторых органов есть законом установленная функция и обязанность "карать". С применением телесных включительно...
"Но уж прямая угроза этому типу с рук не сойдёт. Почему-то, я думаю, что именно нам с майором, а не Фантому".
- Гордость Лондона в плане культуры, управляющий национальным театром. Недурная первая цель у этого Фантома. Да ещё с таким наглым заявлением. Он что, Фантом, пытается взять чужую славу напрокат, что ли?
Люди тупы. Это аксиома. Подданные ещё хуже людей. А уж если бы Его Королевское Высочество спросили в стиле "Что вы думаете об народе английском?", то он бы не то что плюнул, а как-нибудь со всем возможным коробящимся презрением пустил слюну через передние зубы и ещё сапогом растёр. Более того, чтобы ни происходило с народом, в народе, с жителями города и страны - пока они не приходят вас линчевать, вздёргивать на вилы - всё хорошо.
"Вот только как донести до Говарда I и Анны II, что "всё славно", это "варварские шутки", дикари так развлекаются, и, на самом-то деле, у Короля и Королевы есть все причины только для одного лишь "беспечального наблюдения" за всей этой суетой и глупостями? Я, лично, не знаю ни одного слова, которое бы могло их в таком убедить".
- Майор Рейс, хотели, кажется, лично принять участие в "обороне" меня? Прошу, - короткая усмешка скользнула по губам, когда он указал правой рукой на портрет Дериана. - Может, и этот сойдёт?

Отредактировано Herbert Wilder (2011-05-18 19:10:33)

+2

18

Странно... — пронеслось в голове у Сони, когда та заметила бегло перебирающие пальчики Его Высочества по экрану её мобильного. Было похоже на то, что молодой человек набирает сообщение, и догадаться кому оно адресовано не трудно, а точнее вполне очевидно. Впрочем, майор Рэйс не планировала долго над этим думать, в любом случае приоткрыть завесу образовавшейся тайны могла очень старая и довольно таки незамысловатая функция — Исходящие.
Может все таки стоит сделать ему замечание?
Нет, опасаясь очередного наплыва эмоций со стороны принца Герберта, девушка так бы не поступила. Как не странно, ей вовсе не хотелось продолжения прерванного телефонным звонком скандала. В какой-то мере она была даже рада тому, что образовавшаяся привычка младшей Рэйс мешать разговору, даже находясь на большом расстоянии, хоть раз сыграла свое доброе дело. Кто знает, что могло бы произойти, если бы Соня все таки врезала Его Высочеству? А ведь одним синяком парень не обошелся бы, протез в состоянии был сломать герцогу челюсть, если не выбить все зубы. Никто бы не стал разбираться, что послужило основанием таких действий. Её бы просто сняли с должности, а остаток жизни (хотя вероятно это всего лишь преувеличение) заставили бы провести в темных и холодных камерах Тауэра.
Как бы там ни было, но Соня искренне надеялась, что на этом история мэра города и репортерши London+ закончится. По крайней мере она рассчитывала на то, что ей больше не придется вспоминать об этом. В конце-концов сейчас для неё существовали гораздо более важные вопросы, в которых она должна была принимать незамедлительное участие. Судьба замкнутой, но все же процветающей (в какой-то мере) страны и Фантом, как маэстро нового движения, решившего сломить устоявшийся временем образ жизни Британского народа. Мысль о том, что «хеппи энда» может вовсе и не быть радости не доставиляла, и это подталкивало девушку хоть как-то действовать.
Наконец Его Высочество включил компьютер. Голограмма передавала точное изображение, которое сейчас транслировалось на центральный лондонский экран. Если бы девушка заранее не настроила себя на худшее, она бы с ужасом выронила остатки чайного сервиза обратно на стол, рискуя еще больше измельчить и без того не большие кусочки фарфора.
Сумасшедший... — мысленно прошептала себе Соня. Конечно, в своей работе она повидала не мало ужасов, но ведь не настолько же зверских. — кем надо быть, что бы сделать такое? Не удивлюсь, если через неделю мы найдем распятого министра! Этот человек способен пойти на что угодно, лишь бы доставить нам как можно больше проблем! Вот только...
Девушка не могла понять одного. Как именно Фантом без всякого на то ведома BTN захватил центральный экран? Почему в сети не поднялся шум, почему полиция не была предупреждена о вторжении сопротивления? Искать повстанцев среди ведущих и звукорежиссеров? Нет, это все равно, что искать иголку в стоке сена. BTN была крупной сетью и само собой разумеется, что на них работают сотни людей. Это становилось уже невыносимо. Сначала центральная система, затем телевидение. Сопротивление, казалось, как паук медленно, но верно оплетающий Лондон своей паутиной. Быть может скора под его непосредственным воздействием окажется вся страна, а затем и все Британское королевство.
- Вы правы, Ваше Высочество, мистер Мак-Аллистер нуждается в охране. Как я понимаю,  сегодня у него очередная премьера. Хотя думаю глупо будет полагать, что Фантом явится на неё. Но попробовать стоит. Всего доброго, кхем, сээээр. - наконец сказала это девушка. Надев на глаза свои солнцезащитные очки, майор Рэйс направилась к двери попутно открывая исходящие сообщения своего мобильного телефона. В папке оказался один лишь единственный файл, и перед тем как покинуть кабинет, она сделала только одно — нажала на унопку «Удалить».
==> Национальный театр.

+3

19

Сколько и чьих интересов можно задеть или даже изничтожить парой слов? Много и весьма легко. Стоит, из "приличного высокого кресла", крикнуть на всю Британию: "Фантом? Англичанин? Вы шутите! Он - иностранный шпион. Агент чудовищных внешних врагов Соединённого Королевства". И тут же посыпятся тычки в рёбра и палки в колёса от Министерства Обороны и Министерства Госбезопасности. Ведь "граница на замке" - их сфера (и чуть-чуть "предмет гордости"); выходит, если кто-то "просочился" - "Где-то в этих министерствах кто-то явно слишком много... в лучшем случае - напивается в рабочее время".
"И всё же, кем же нам объявить Фантома? Группой лиц, может? - это не был вопрос позицию по которому должен был прорабатывать мэр Лондона, но, всё же, на будущее, если вдруг "спросят с Герберта", почему бы не иметь готового заранее варианта? - Хорошо оснащённым психом? С доступом к каналам и всё-такое. Да ребёнок поймёт, что это не супергерой какой-то там мифический, а целая организация. Мгм. Что за ирония "не хочу знать, кто он такой", но уже хочу "сказать гражданам, что он за скотина. В лицах".
Его Королевское Высочество был в курсе, что любые промедления в поимке Фантома - на руку Фантому и всему этому полубольному имбецильностью Сопротивлению (не в последнюю очередь по причине того, что их всех "расстреляют" сразу по поимке). Да и вообще, Великобритания в "подавлении недовольства" - была сильной стороной противостояния, и, как следствие, не было никакой необходимости втягиваться в затяжную "схватку", отряжать "малые силы" на поиски, менять "исполнителей". Надо было только выбрать "самых главных командующих" (желательно в приличных должностях и с хорошей благонадёжностью), прикинуть возможные потери и, несмотря на эти прикидки, вздёрнуть тысячу, пять тысяч или сто тысяч негодяев. Как вариант - рассадить их по новеньким лагерям. Обязанность, и даже необходимость, силы - решимость. Страна не может по прихоти "любителя свободы" истекать кровью и жалобными стонами... даже педофилов-священников.
"Епископ, а зовут - Бенджамин Гроу! - неожиданно вспомнил Принц общественное положение и имя "парня с гранатой во рту". - Старый любитель молодого розового мясца. ...дь, подставили вы страну, Ваше Преосвященство, подставили. Ну и зад свой, конечно. Итак, епископ, один "патриот" Англии решил, что вы не должны спать с маленькими девочками... Он наверняка англичанин. Только у нас есть эта глупая цивилизационная черта нашей вооружённой нации: "Ко всему как к добыче".
Герберт готов был прозакладывать лет 20-ть своей жизни, желательно отрезок от 70 до 90, за то, что Соня Рейс ушла от него не в самом лучшем расположении духа. Ей, видимо, в силу ли профессии или чего ещё, не казалось - что хорошие люди имеют право на ошибку. Либо же она не посчитала молодого аристократа хорошим человеком. Его Королевское Высочество, вставший из-за стола, чтобы проводить (стоя на одном месте, в основном - взглядом) шефа полиции, тяжело сел в кресло.
Принц ненавидел газеты и BTN. Не то, чтобы откровенно, но достаточно сильно. Эскалация идиотизма, как он считал, происходящая в головах не блещущих и без того соображалкой жителей Британии этими средствами массовой информации поразительна. Политика никогда не была средством установления счастья, по крайне мере, истории не известны такие примеры. Политика в лучшем случае направлена на то, чтобы устранить какие-то вполне точечные и ясные проблемы. Недостаток школ, социальные пособия, положение матерей одиночек. Однако, "с экрана" и "со страниц" вещали совсем не то. Политика, видите ли, устанавливает режим царствования пары монархов, что - очень счастливое дело для каждого англичанина. Ложь, глупость, подлость, намеренное искажение положения дел - но так исторически сложилось. С этим приходится считать. И с тем, как легко подорвать "веру в политику". Вот таким вот силовыми акциями против "скрытых страстолюбцев в высших сферах", как епископ Гроу.
"Я, конечно, не возражаю же против попытки достичь и установить тот идеал, что нам втюхивают каждому, включая меня. О "славном веке правления Анны II и Говарда I", но всё же... - последняя. личная, самостоятельная мысль мэра Лондона до того, как он взялся "за трубку телефона", чтобы разбираться с городскими службами. Чтобы издать и утвердить приказ об усилении патрулирования улиц внутренними войсками, чтобы, наконец, потребовать отчёта в происходящем не с одной же только шефа полиции. - Долбанное Сопротивление. Когда ж вы сообразите, что страданиями кого-либо нельзя уравновесить чьё-либо счастье. Вообще же, говоря напрямую, страданиями кое-кого можно только добавить счастья всем вокруг. Последнее - да. А первое? Что, где... Святые Небеса, англичане! В школу надо ходить больше, чтобы голова работала".

Отредактировано Herbert Wilder (2011-05-26 22:25:35)

+3


Вы здесь » C O N T I N U U M » Архив » Ройбос по Кенсингтонски


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC