C O N T I N U U M

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » C O N T I N U U M » Архив » Дело было вечером, делать было..


Дело было вечером, делать было..

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Дело было вечером, делать было..

Дата: 9 апреля 2189 г., понедельник.
Время: 21:00 PM.
Место событий: Полицейский участок, квартира сестер Рейс.
События: Прием по случаю повышения Сони Рэйс на должность шефа полиции. Безусловно приглашены сотрудники, друзья, родственники, журналисты, представители королевского двора и правительства. Прием начался в 19:00, через два часа после официальной части, приглашенные гости стали разбиваться на маленькие группы, чтобы пообщаться между собой и обсудить событие по которому они были сюда приглашены.
Участники: Салли Рейс, Герберт Уайдлер

0

2

Есть идиоты двух типов - те, которые ничего не могут выдумать, и те, которые слишком много выдумывают. Принц был уверен что в правительстве Британии вторых - гораздо больше. И сегодня тому нашлось подтверждение. Ещё одно.
"Чёрт с горы", а не шеф полиции, а? Просыпаешься, а тебе любезно сообщает, что назначение "хорошего англичанина" уже подписано. Приятно узнавать подобные вещи постфактум. Сразу чувствуешь меру собственной значимости".
Официальное выступление мэра Лондона на официальном вечере в участке прошло не меньше десятка корректур, превративших его в что-то суше куска рассыпающейся в руках трухой старой газеты. Чернь, служащая в правоохранительных органах, выслушала и послушно зааплодировала, когда он пожелал им плодотворной работы и поменьше трудовых подвигов в связи с повышающей благонадёжностью граждан Лондона.
"Язык в узел, - рассеяно подумал Принц, вертя в пальцах бокал с шампанским и делая несколько глотков из него. - А что другое я должен был заявить? "Мы с вашей новой начальницей, которая не многим старше меня, воплотим самые смелые наши идеи?" Что ещё? "Вы все будете работать меньше, а получать - больше". Бросьте. Все и так считают правительство сборищем су..., которые всю жизнь тренируются только в том, чтобы у них слова их расходились с делами их".
Битва в придворной среде за место шефа лондонской полиции затянулась на несколько недель с момента отставки бывшего начальника. Добровольной, конечно, поскольку он оказался недостаточно компетентен, по его же "прощальным словам", для охраны имущества Короны. Дворца Королевской Четы. Его Королевское Высочество до самого нынешнего момента искал каких-нибудь доводов тому, что не смог "выбрать" и "поставить" на ту должность, за которую сегодня хвалил Соню Рейс, своего человека. Но всё это были хилые оправдания, а не доводы. Ничего не было ясно в подобном стратегическом поражении градоначальника.
Бокал с шампанским опустел, желающих же побеседовать с Гербертом оказалось на удивление не много. Верней, фактически никого. Он был женат. Вхож во двор. Интересы его, как "отца отечества", начинались с финансов, производств, расчётов, прибылей и оборотов не меньше, чем городского, что логично, масштаба. А из тех простых членов правоохранительных органов, которые были на вечере, особенно никто не мог похвастаться "влиянием". Те, кто мог, уже получили свои короткие и вежливые беседы с аристократом и теперь "главарьствовали" в своих отдельных кружках и группировках по интересам в разных концах полицейского участка.
"Ага, осматривая лица окружающих, и не скажешь, что это они... Ну, то есть, эти люди - занимаются душеспасительным делом: по словам одних - свирепствующего закона, по словам других - ... Ауууээ. Да кто его знает. По словам других - каждый тут болен мономанией в смысле "вокруг враги страны". Или в том роде, - зелёный взгляд Принца в который раз за вечер остановился на фигуре Салли Рейс. - Так вот посмотришь на неё, невольно засмеёшься над Платоном. "Средства производить великих людей", а? "Государство"? Что за старческие бредни. Не придумано ничего лучше симпатичной женской мордашки для "производства великих людей"... Разве же?"
Шампанское, на количество которого не поскупились, было не так уж и плохо. Очевидно, департамент подошёл к непредвиденным тратам с неожиданной щедростью. Да так, что даже Его Королевское Высочество не отказал себе в удовольствии выпить третий бокал. Подряд. За последние десять минут.
"Боже, Боже! Дайте наследнику престола воздуха Родной страны! Свежего воздуху! - про себя рассмеялся молодой аристократ, чувствуя, как вокруг носа, на щёки, выползает покраснение в форме бабочки. - Ах, был бы я не столь бледен, кто бы знал, сколько я выпил. Или, умей я выпить как следует, кто бы знал, сколько я выпил?"
И хотя Герберт уже некоторое время не мог, да и не очень старался, убрать взгляд с выреза на ноге Рейс-младшей, но всё же "сам себе любезный друг", а потому скидывал "жар в лице" на алкоголь.
"Кто бы знал, сколько я выпил? Чтобы глазеть на неё так? - в обычной своей среде обитания мэр Лондона был окружён "идеальными красавицами", не скупившимися на все доступные хирургические вмешательства, включительно до формы мочек уха, поэтому, как ему казалось, немного глупо восхищаться в 22-ой век женским телосложением. Да и Церковь не велит. - Что за фантастичные цели приходят мне в голову?"
Случайно (с трудом, то бишь) герцог Глостерский поднял взгляд на лицо Рейс, прервав рассматривание виднеющейся в вырез ноги и встретился своими зелёными глазами с не менее, а может даже более, изумрудным взглядом девушки. Прикрыв левой ладонью кривую улыбку на губах, глядя на неё через весь зал, блондин почувствовал, как против разума кивает головой влево, в сторону выхода, и, самого же его, первого, вперёд неё, ноги несут на выход, подальше от взоров собравшихся (впрочем, больше занятых самими собой, чем "брезгующим их компанией" Принцем).
"Миллион... Что там. Десять взять могу. Могу и умею. А позвать из зала девушку - краснею. Так-то. Свинство не то, что мужество, Ваше Королевское Высочество. Совсем не то".
Выйдя из зала, молодой человек более или менее ровно дошёл до ближайшей двери и повернул ручку.
"И кто сказал, что повезёт?"
- Боже, и что-нибудь с открытым окном! - вздохнул Его Высочество, переходя к следующей двери, дёргая и её, теперь поддавшуюся, и замирая на пороге.
"И что, что кондиционеры?"

Отредактировано Herbert Wilder (2011-05-10 00:04:00)

+1

3

Иногда в жизни случаются такие моменты, когда кажется, что время двигается очень и очень медленно. Но в этот раз, было такое ощущение, что оно буквально встало и не собиралось двигаться дальше. Салли в очередной за этот вечер опустила глаза на циферблат своих наручных часиков сделанных в виде элегантного браслета, чтобы снова убедиться в том, что время и не думало двигаться дальше. Электронные стрелки замерли на своих позициях. Можно было конечно предположить, что в часах сел аккумулятор или же они просто сломались, но это было маловероятно, ведь секундная стрелка шла по своему кругу независимо от остальных. С пухленьких, подкрашенных губ девушки сорвался тихий вздох. Рейс было очень скучно. Ей казалось, что она попала в какую- то пустую, темную пещеру,  где из-за отсутствия постоянной смены внимания суточная норма растянулась до 36 часов. А находясь сейчас в основном помещении Полицейского участка, переделанного ради сегодняшнего вечера в банкетный зал, было ощущение, что часы растянулись до целых суток.
- Когда же это уже все кончится? – устало спросила саму себя репортерша, скучающи переведя взгляд с часов на свой бокал шампанского, заглянув на дно, наблюдая, как пузыриться его содержимое. Салли не очень любила такие мероприятия, и обычно всячески пыталась их избегать. Если ее посылали на какие-то официальные банкеты по работе, то девушка старалась выполнить свою работу поскорее, чтобы удалиться из неприятной атмосферы. Ничего не поделаешь, не смотря на всю свою общительность, харизматичность, и обаяние, девушка не считала светские беседы своим коньком. Да и вообще для Рейс младшей присутствие на таких банкетах вызывало такие же неприятные ощущения, как выход на сцену. Все от тебя, что- то ждут, смотрят оценивающим взглядом, будто проверяют, только на что именно неизвестно. В такой обстановке репортерша сразу начинала нервничать, боясь сделать что-нибудь не так и попасть какую-нибудь нелепую ситуацию, что на деле получалось у нее легче всего. В общем, была бы ее воля, Салли с огромным удовольствием провела сегодняшний вечер дома, на диване, нежели стоять здесь, среди всех этих приглашенных гостей в совершенно нелепом, дурацком платье, которое еще больше привлекало к девушке внимание, по крайне мере мужское.
- Спокойно Салли, ты невидимка. Не-ви-дим-ка! – подбадривала себя репортерша, после очередного взгляда проходящего мимо мужчины на вырез ее платья на бедре. А ведь когда-то это было ее любимым платьем… Пока девушка на одном из таких же банкетов не наступила себе же на подол и не свалилась с лестницы, слегка разорвав его. Рейс тогда жутко расстроилась, ведь в ателье, куда потом она потом отнесла разорванную любимую вещь, ей сказали, что даже благодаря их технологиям скрыть шов полностью после зашития платья им не удастся. Ничего не оставалось, как соглашаться на предложение портного, благодаря усилиям которого, на элегантном черном платье Салли Рейс с боку теперь красовался огромный вырез от самого бедра. Девушка никогда не коплексовала по поводу своего внешнего вида, но вот с таким вырезом, чувствовала себя немного не в «своей тарелке». 
Примкнув губами к бокалу, делая маленький глоток, лишь для успокоения нервов, репортерша из под своих длинных, подкрашенных ресниц посмотрела в центр зала, где стояло больше всего людей, достаточно громко что-то обсуждая. А в центре этого столпотворения находилась виновница сегодняшнего события  – ее старшая сестра Соня Рейс, которая ныне занимала должность шефа полиции. Именно по этой причине Салли находилась сегодня вечером именно здесь и не собиралась уходить домой. Она не хотела расстраивать свою сестру, ведь это был ее вечер. Рейс-младшей хотелось поддержать Соню хотя бы лишь своим присутствием. Девушка не знала, как себя чувствует сестра во всей этой официальной обстановке, но она явно держалась молодцом, поддерживая беседу с гостями. Совсем недавно и сама Салли стояла позади сестры, вежливо принимая поздравления с получением  новой  должности, которую, по мнению  младшей, сестры Рейс, Соня честно заслужила. Репортерша тепло беседовала с коллегами сестры, рассказывая забавные, но не нелепые, истории из ее детства и все было бы ничего, пока кто-то из них резко не сменил тему, упомянув о «Сопротивлении». Вот тогда- то девушка и оказалась невольно вытиснутая из круга общения. Похоже, что все же из приглашенных гостей, безусловно, было больше  сотрудников полиции, ибо новую тему охотно поддержали все без исключения. Началось такое бурное обсуждение, что Салли услышала столько новых теорий и предположений, сколько она еще ни разу не узнавала от своей  сестры. Кто говорил, что участники «Сопротивления» это дети-сироты, совсем недавно сбежавшие из детского приюта, кто говорил, что участники организации -  иностранцы, которые проникли в страну не легально, а кто-то даже упомянул о циркачах. После обсуждения всех теорий кем могут быть люди из «Сопротивления», гости охотно стали обсуждать расправу над ними. Арест, расстрел, казнь через повешивание, увлекательные пытки при допросах….
Дальше репортерша просто не стала слушать, так как ей стало «немного» не по себе.  Вежливо извинившись перед гостями, Рейс младшая отошла в сторонку, направившись к подносам с напитками. Взяв лишь второй бокал шампанского за весь вечер, девушка скромно встала в углу зала, чтобы никому не мешать, где собственно теперь и находилась.
- Боже мой, неужели они никогда не перестанут это обсуждать? – возмутилась Салли, услышав, как кто-то из центра зала снова громко упомянул что-то про «Сопротивление».
-Тема вечера… Может быть, мы все собрались здесь ради конференции? Тогда прогоните отсюда журналистов, это не для их ушей. И да. Можете репортеров прогнать с ними же – мечтательно подумала девушка – все равно, все, что можно было, они здесь уже поснимали. Остальные снимки можно будет сдать лишь в желтую прессу. 
Рейс снова примкнула губами к бокалу, делая более большой глоток, опустошая его содержимое.  Поставив пустой бокал на поднос, Салли стала оглядываться по сторонам, чтобы найти нового собеседника на оставшийся вечер. И тут девушка случайно встретилась взглядом с герцогом Глостерским. Его Высочество смотрел на нее таким взглядом, что Рейс-младшая волей-неволей начала краснеть. То ли тому виной был второй бокал шампанского, допитый залпом, то ли просто утомленность под конец вечера начала брать свое, но репортер не могла отвести глаз от пронзительного, зеленого взгляда аристократа. Наверное, они бы еще долго смотрели друг на друга через весь зал, но принц не выдержал первым. Зачем то, прикрыв рот ладонью, Герберт Глостерский кивнул головой в сторону выхода, затем тут же сам, направившись в сторону указанного направления, вскоре скрывшись из зала за входной дверью. Девушка была крайне озадаченна такими действиями со стороны герцога. Похоже, на него тоже не нашлось подходящего собеседника, но если хотел поговорить, отчего же тогда не подошел? Салли не знала ответа на этот вопрос, но была крайне взволнована. До этого момента она еще никогда не заводила бесед с кем-то из королевских кровей, а тут сам мэр города деликатно «попросил» ее выйти. Разве она могла отказать в такой просьбе?
Огладив себя по бедрам, ведя рукой по приятной на ощупь черной ткани, Рейс выпрямила маленькие складки на платье. Выдохнув, как перед погружением в воду, девушка направилась через весь зал к выходу, глухо постукивая  каблуками по паркету, придерживая подол платья, слегка задирая его вверх, чтобы ненароком снова на него не наступить. Оказавшись в коридоре, Салли не сразу заметила, стоящего в дверях, принца. Подойдя к нему поближе, оказавшись на расстоянии чуть больше вытянутой руки, Рейс немного смущенно обняла себя за оголенные, тонкие плечи, боясь снова встретиться взглядом с соблазнительными зелеными глазами герцога.
- Ваше Высочество… - неловко начала она, тихим беззащитным голосом, тут же замявшись, не зная, что сказать дальше. Вы меня звали? Вы хотели меня видеть? Вы хотели что-то сказать? Глупости какие то! От безвыходности всей ситуации, репортер слегка прикусила край своей нижней губы, все же подняв свои смущенные и немного потерянные глаза на принца, будто разыскивая в его глазах поддержу, при этом ненавязчиво намекая, о том, что из зала все же вывел ее он, значит первое слово тоже за ним.

+2

4

- Ваше Высочество…
"Мир впал в крайности, - посетовал про себя Герберт, наблюдая за тем, как перед обращением к нему Салли немного "потрепетала" всем своим обольстительн(ым)/(нейшим) существом: обнимая себя саму за плечи, закусывая нижнюю губу. Герберт не отличался "мужественностью" в фигуре, но напротив Рейс-младшей даже он смотрелся и выглядел "по-мужски". - Не слишком тщательно воспитана, но не лишена некоторого достоинства, - на автомате отметил про себя блондин, начиная столь же "по привычке" улыбаться собеседнице, с которой и слова не сказал. - Что же тут говорить?!"
Его Королевское Высочество был молод. В ещё более молодом возрасте, шесть лет назад, женился. Большую часть окружающих его девиц "разгоняла" его личная, деловая, государственная (особенно последнее время) занятость. Да и, пока не выяснилось, что двоюродный племянник Короля - всё же в некотором фаворе, молодой офицер Королевского ВМФ был не таким уж завидным "вставить слово по вкусу", как другие, уже выбившиеся в большие люди аристократы.
Там, в общем зале полицейского участка, актёры тридесятых планов готовились разыгрывать акт мировой истории "Бунт против Тиранов", примеряя наряды "городской стражи". Здесь, в почти незаполенном зеваками коридоре, у открытой двери в чужой кабинет, один из тех, кого обвиняли в "угнетении народа", каких-то личных свободы, с кого можно было требовать "свободы шествий, народных собраний, выступлений, забастовок" протянув правую руку, ладонью обхватил тонкое запястье Салли и потянул за собой, в пустую комнату, сам при этом отступая спиной, грозясь налететь на что-нибудь, если бы это что-нибудь было расположено сразу у дверей.
- Не хорошо загораживать проход, - сказал по-возможности мягко, просто, отпуская её руку, будто бы взялся за неё случайно. Не нарочно. Будто бы не сложил ладонь в кулак, словно распределяя по соей ладони остаточное тепло её кожи подушечками пальцев.
"Господь разгневанный, ну какой же я ребёнок! - возмутился сам себе, прямо на глазах у Рейс-младшей уделив пару длинных-предлинных мгновений разглядыванию чувственному изгибу её бедра, очерченному платьем. - Вошла, зашла, стоит, смотрит. Ох, Герберт, скажи же что-нибудь!"
Сколь долго может нравиться какой-нибудь анекдот, пустяк, афоризм, абзац, книга? Довольно долго. Может даже, такое целостное произведение, как роман, всю жизнь будет нравиться. Если будет больше эстетически, мистически нравиться, чем разумно, интеллектуально. Зеленоглазый блондин неожиданно обнаружил в себе ту тягу, которую порицают. Тягу к роскошным любовницам, к нравственной распущенности, ко всем прелестям материальной культуры. А чего ещё могут ждать да и вообще ждут мизерабль простолюдины Соединённого Королевства от "верхних слоёв общества", собственной элиты, воспитываемой в лощёной и богатой праздности, в финансовом состоянии направленном на исключительно большую часть времени поддержание внешней красоты, при тяге "лордов" и "леди" к вкусным и дорогим напиткам, тесно прижимающим друг к дружке танцам, в обществе, где "намечтавшись в детстве о любви" все уже ищут чего-нибудь "в зрелости" (она же юности) попроще. Побыстрей. Того, что не отвлекает от себя и не заставляет с кем-либо считаться, но всё же разноображивает времяпрепровождение.
Для истории, для фактов, вообще для всего его морального облика было бы лучше герцогу Глостерскому опростоволоситься где-нибудь на политическом поприще в парламентских прениях. Взять не ту вилку на приёме. Проспать службу. Но, пожалуй, не поступать, как настоящий восточный деспот или "просвящённый" эллинистический тиран, утаскивая к себе то, что его как мужчину прельстило формами, блеском и коротким взглядом зелёных глаз.
- Как бы я хотел нарушить Habeas Corpus Act... - признался, смотря ей в лицо. - Но у нас же массу толков вызывает каждое движение и шевеление власти.
"Ох, принц, вся эта галиматья не способна удовлетворить душу честной девушки. И ещё меньше с тем, видимо, удовлетворишь ты своё тело. Личные, собственные страсти человека теперь у нас везде вытеснены общей социальной формой. Как говорили в век романтизма, кажется. И правда - это ведь не кто-то "изменник Родине", а целый слой есть таких негодяев-инсургентов. Это ведь не кто-то "изменник супружеству и собственному "да" у алтаря". Это у нас давно и прочно узаконено, что может такое случиться и надо только очень сильно стыдиться и жалеть".
- Общественное мнение... болтовня старых тёток и баб. Общественное мнение... Выдумка людей, приверженцев фантасмагорического учения, считающих, что сила слова без силы мысли может перейти в силу притяжения и объединения.
"Чёртов долбанный английский! Это очень похоже, я думаю, на "давайте сроднимся так, чтобы быть друг другу опорой и фундаментом в наш жестокий век".
- Да никто и не посмеет же ничего сказать, - снова протянул к ней правую руку, но теперь уже положив ладонь на её правое плечо, замирая, смотря в глаза. - Кроме вас, вероятно.
"Это ещё можно. Но - не желательно".

+2


Вы здесь » C O N T I N U U M » Архив » Дело было вечером, делать было..


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC